La Boheme. Богема.

 

(Не опера Джакомо Пучини со знаменитыми ариями Рудольфа и Мими)

Позвонила ко мне знакомая:

Слушай, хочешь провести интересный вечер?

Где? – Спрашиваю.

В соседнем городе. Берёшь автобус 165 до Центральной Станции. Пересаживаешься на 27-ой и едешь до парка. Идёшь обратно метров сто и там красивый многоэтажный дом. Два лифта. Квартира 114, то есть одиннадцатый этаж и квартира 4.

Понял, – говорю, – как туда попасть. А кто там будет?

Молодые женщины и мужчины тоже. Все с высшим образованием. Просто встреча интеллигентной публики в домашней обстановке.

У меня два вопроса: Сколько стоит?

Недорого.

А как платить?

Приходишь в квартиру и подаёшь конверт с чеком хозяйке, она встречает всех.

Действительно, недорого, а что там будет?

Вино, лёгкие закуски – пирожные, торты и фрукты.

Нет, я имел ввиду, что я там буду делать с моим четырёхклассным образование ЦПШ (церковно-приходской щколы), когда вокруг все такие интеллектуалы, Вдруг спросят и про моё образование?

Ты, знаешь, – говорит моя знакомая с детских лет, – не прибедняйся. С твоей «ерундицией» ты не будешь там в роли уборщика. А о профессии, – помолчала пару секунд, — скажи: Физик-теоретик.

Да какой я физик вообще, а тем более теоретик, – ужаснулся я. — Я же ни одной формулы из высшей математики не знаю!

Не волнуйся, там публика – филологи по большинству, юристы да пара врачей, которые и Первого Закона Ньютона не очень себе представляют. А ты, помню, школьную физику назубок заучил. Чуть что, бросай закон Ома для полной цепи, правило Ленца или закон Видемана – Франца. Сразу зауважают…

Так ЧТО мне там делать то?

Ты что, действительно в дефективность впал? Я же сказала – будет приятная компания молодых интеллигентных женщин.

А когда начало вечеринки?

Часов в восемь вечера.

А конец?

Наверно заполночь…

Так КАК я на автобусе домой доберусь? Ведь ночью ни обычных ни междугородних нет???

Наступила пауза…

Послушай, – несколько растягивая слова, сказала знакомая, – ты ведь не столетний старец. Таким гражданам на этой вечеринке делать, действительно, НЕЧЕГО!

Ааааа, – туповато сообразил я, – значит вопрос о поездке домой среди ночи снимается по ходу этой вечеринки?

Ну, конечно, а для чего она вообще устраивается??? Ты парень холостой, молодой ещё, прямо скажем, не Ален Делон, но и не Квазимодо, так что выбор и инициатива сведут концы с концами… и, вообще, парень на выданье, сидишь уже который год бирюком! Развеятся надо, людей посмотреть, себя показать…

А ты там тоже будешь?

Я бы с радостью, да муж не пустит… Высокоморальный уж очень…

А там будет кто-нибудь из наших общих знакомых?

Зачем тебе «общие знакомые»? Там заведёшь подходящее знакомство. Женщины молодые, интересные, образованные , но ты, снова говорю, за себя не бойся. Язык у тебя подвешен. Изображать высокий интеллект тоже можешь, так что вперёд…

Значит я звоню к Римме, это хозяйка, и сообщаю, что ты приедешь?

Ладно, – отвечаю, – сообщай. Значит я физик-теоретик? Почитаю до вечеринки курс школьной физики Ландсберга, чтобы не опростоволоситься.

Да перестань мандражировать, ты что, на экзамен идёшь. Лёгкий трёп, лёгкое вино, угощение, беседы на общекультурные темы, литература, драматургия, музыка. Ты в этом же не лапоть!

Через неделю, рассчитав время в дороге, приехал точно к восьми вечера. Звоню. Открывает дверь молодая красивая женщина. Вежливо здороваюсь, подаю конверт. Она с ходу, весьма приветливо: Вы, наверно, – называет моё имя? Мне Ирина о Вас рассказывала, очень Вас хвалила. Меня Римма зовут, А Вы физик-теоретик, да? Впервые в жизни встречаюсь с живым физиком, всё больше среди филологов вращаюсь. И сама я тоже – переводчица с японского на русский и обратно.

Напряг я память и сказал: Коничива. Сайонара.

Она рассмеялась. Сильный русский акцент у Вас. Но, конечно, «коницива». А «сайонара» говорить ещё рано.

Я осмелел от её лёгкости и радушия: А ещё «Ариенхасимника»!

Ну, так Вы физик-полиглот, – улыбаясь мне говорит. Значит говорите и на японском и на корейском?

Ни на том, ни на другом. На этом полиглотно проглатываю язык.

Повела меня в гостиную. Там уже сидят или стоят несколько очень приятных дамочек и пара молодых мужчин.

Что Вам налить, – спрашивает.

Если можно, сок какой-нибудь, – отвечаю.

Удивлённо: Так Вы трезвенник? (Не переношу алкоголя!)

Нет, – вру, – редкая аллергия к этиловому спирту.

А к метиловому, – вдруг спрашивает стоящая неподалеку женщина. (Тоже молодая и приятная на вид).

Ну, – думаю, – влип я. Она, наверно, химик и разоблачит меня в минуту.

Вдруг осенило: Я, – с ленцой отвечаю, – только к тормозной жидкости не аллергичен, причём самолётной. Но здесь, полагаю, навряд ли найду её, желанную…

Так легко вошёл в общество, присматриваюсь и прислушиваюсь…

Одни ведут беседу о Рильке (я – ни в зуб ногой)

Другие сравнивают Манэ с Пуссеном (аналогично – не в зуб ногой)

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ!

Но что-то слух тревожит. Проанализировал свои слуховые ощущения и понял:

Мат! Лёгкий, свободный, без напряжения слетает с очаровательных губок, как вполне интеллигентный язык культурного общества.

Мелькнул в сознании парафраз песенки Окуджавы:

Матом здесь всё занавешено,

И тишина не вполне.

Много здесь тел очень женственных,

Да, неужели — ВСЕ МНЕ???

Прямо как на острове Родос, в «Долине бабочек». Деревья, камни, трава, всё покрыто удивительным пологом из живых бабочек… А тут тоже «бабочки», да кроют матом, а не своими раскрашенными крыльями.

Пока я всё это неторопливо обдумывал, подошла ко мне одна опять красивая женщина и говорит: Слушай, ты ведь физик? А почему молчишь? Где же «Физики шутят»?

Я только открыл рот, что бы «пошутить» по этой книжке, как она взяла меня за руку, и говорит. Пойдём в соседнюю комнату, там новую интересную пьесу Нины Воронель читают. Знаком с ней, конечно? Она же жена физика Воронеля?

Зашли. Зачтение «интересной пьесы» под названием «Дебаркадер» только началось.

Читают в ролях, двое. Беседа двух мужчин на темы сугубо высокоинтеллектуальные:

Обсуждается в «интересной пьесе» вопрос об устройстве гениталий у татарок.

Один из обсуждающих, утверждает, что у них это расположено «поперёк».

Другой персонаж «Дебаркадера» – что по диагонали.

Видно, пьеса эта привлекает живейшее внимание слушателей. Ибо одна дамочка, не удержавшись предлагает свою версию, в пьесе не означенную. У татарок, — говорит, — КРЕСТИКОМ!!!

Всеобщий энтузиастический смех десятка слушателей.

Тут я почувствовал, что меня начинает тошнить.

Подошёл к хозяйке и спросил, как бы мне поскорей домой добраться.

Взволновалась: Вы плохо себя чувствуете?

Да, – вру, – страшная головная боль.

Я дам Вам обезболивающее?

Нет, – вру, – я почти ко всем аллергичен. Дома возьму специальный препарат и отлежусь как-нибудь. Спасибо Вам! Было очень приятно и уходить СТРАШНО не хочется, да против природы не попрёшь…

Представьте себе, успел домой ещё до полуночи!!!

8 VI 2016

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s