On applicability of General Theory of Relativity to electromagnetic phenomena. О применимости Общей Теории Относительности к явлениям электромагнетизма.

Предисловие.

В 1907 году Эйнштейну, по его словам, пришла в голову «счастливейшая идея», которая в дальнейшем послужила стимулом и основанием для создания Общей Теории Относительности.

Он вдруг осознал, что наблюдатель, находящийся в лифте, свободно падающем в поле тяготения Земли, и будучи полностью изолирован от любой возможности «выглянуть наружу», но оснащённый внутри этого лифта любыми физическими приборами, придёт к выводы, что он находится внутри инерциальной системы отсчёта, то есть системы, движущейся равномерно и прямолинейно, в то время как на самом деле его система – лифт падает с ускорением вниз! Любые физические эксперименты, которые проводит этот наблюдатель внутри лифта неопровержимо будут доказывать, что он прав!!!

Этот вывод совершенно верен и мы все не раз видели нечто подобное на экранах телевизоров, когда нам передавали съёмку из искусственного спутника Земли, в котором космонаты свободно летают по кабине. Почему? Да потому, что спутник СВОБОДНО ПАДАЕТ (как лифт) в гравитационном поле Земли. Но он всё время «промахивается» и не ударяется о поверхность. Если бы Земля была плоской, причём на огромном расстоянии, рано или позхдно такой космический корабль упал бы на поверхность. Но, на счастье, Земля КРУГЛАЯ и спутник, облетая её со скоростью примерно 8км/сек всё премя огибает её, «падая на неё.»

В 2000 году, примерно, может раньше, может позже, мне тоже пришла в голову интересная, схожая с Эйнштейновской, идея:

Если посадить наблюдателя на электрон, протон или любое ядро, причём наблюдатель, конечно же, «сделан» из того же вещества, что и частица, которую он оседлал, то как бы ни двигалась она в электрических и магнитных полях ускорителей или в космических электромагнитных полях, он, наблюдатель, будет совершенно уверен, что находится в системе инерциальной, именно, движущейся равномерно и прямолинейно.

Это ничто иное, как тот же Принцип Эквивалентности Эйнштйена но применительно к электромагнитным полям!

Отсюда вывод:

Решения для гравитационного поля в Общей Теории Относительности вполне применимы и к явлениям электромагнитным! Конечно, здесь необходимы некоторые дополнительные гипотезы, но они, в принципе НИЧЕГО НЕ МЕНЯЮТ в главном – все заряженные электрически или обладающие магнитным полем частицы в ЛЮБЫХ «внешних» сколь угодно сильно и быстро изменяющихся по ведличине и направлению полях, будут, с точки зрения «внутреннего наблюдателя», системами инерциальными!

5 августа 2018

О применимости Общей Теории Относительности к явлениям электромагнетизма.

(Ненаучно-фантастический рассказ о Теории Относительности)

3 ноября 2002

Введение.

Наиболее принципиальный вывод, который следует из нижеследующей статьи, имеет скорее философский, а не чисто физический смысл: ЧТО следует считать первичным, наиболее общим, а что – вторичным, частным из этого общего. Интуитивно нам кажется, что наш мир триад (протон—нейтрон—электрон), состоящий из атомов, молекул и их всевозможных соединений и комбинаций, «погружённый» в наш четырёхмерный пространственно-временной континуум, есть нечто первичное, наиболее общее, фундаментальное. И искривления этого континуума массами (изменение его метрики), которые мы называем тяготением, есть также наиболее общая форма изменения кривизны пространства и хода времени.

Явления же электромагнетизма мы рассматриваем как более частные, специфические случаи взаимодействия между телами, носящие некий локальный характер особых случаев, с пространственно-временным континуумом никак не связанные. Но такая интуитивная мысленная предрасположенность есть лишь результат повседневного опыта и логически не имеет никаких преимуществ перед любой другой исходной, базисной точкой зрения. Это лишь вопрос произвольного выбора первичного и вторичного. Хронологически, весь наш животный чувственный опыт принял окружающее нас пространство-время за некий дом, в котором разыгривается вся мистерия живого и неживого материального мира.

Электромагнитные явления начали изучаться наукой гораздо позже и «естественно», как и все остальные, были включены в «частности», детали внутри этого «дома».

В настоящей статье мы попытаемся представить иной подход к обсуждаемому фундаментальному вопросу о том, что есть общее и частное в окружающем нас мире.

Описание проблемы.

Одним из выводов Специальной Теории Относительности (СТО) является заметное увеличение массы движущегося тела при приближении его скорости «v» к скорости света «с» в соответствии с формулой: m = m0 ⁄ ( 1—v2/c2) ½, (А)

где m0 -масса покоя тела.Вывод этот следует из параграфа §10 основополагающей классической работы А.Эйншейна « К электродинамике движущихся тел9» (1), когда преобразования Лорентца применяются к слабоускоренному электрону. Параграф §10 так и называется: «Динамика (слабоускоренного) электрона». В многочисленных последующих работах самого А.Эйнштейна по СТО этот параграф приводится в неизменном виде, равно как и во всех работах других специалистов, посвящённых этому вопросу. (1,2,3,4,5.)

Добавка «слабо» имеет ключевое значение, поскольку в своих рассуждениях

А. Эйнштейн мысленно разбивает ускоренное движение электрона на ряд весьма малых временных (или пространственных) отрезков, на протяжении каждого из которых, скорость электрона изменяется настолько мало, что его движение ( в пределах указанного отрезка пути/времени) можно считать равномерным и прямолинейным. И этим становится правомочным в данном примере использование преобразований Лорентца, поскольку преобразования Лорентца могут быть применены только к инерциальным системам.

Поскольку речь идёт о «слабоускоренном» электроне, не представляет труда допущение о неких, достаточно малых отрезках пути/времени, на протяжении которых никакими, достаточно чувствительными, приборами нельзя обнаружить изменения скорости электрона ни по величине, ни по направлению. Следовательно, мы имеем полное право считать его движение равномерным и прямолинейным в границах, разумеется, этого малого Δx и Δτ (малых отрезков пути/ времени). Приём этот, широко используемый и вполне корректный в математике (дифференциальное и интегральное исчисление, вариационный анализ и др.), начиная с апорий Зенона, представляется нам совершенно некорректным физически вообще, и в данном конкретном случае, в частности. Неправомерность такого приёма в физике и, в СТО в частности, обусловлена, по нашему мнению, следующими причинами:

1) В ускоренной системе отсчёта никогда не исчезнет действие «фиктивных» сил инерции на материальное тело с м 0 ≠ 0, на какие бы короткие пространственно-временные промежутки мы бы не разбивали его движение. Следовательно, эта ускоренная система отсчёта ни на микро-нано-пикосекунду не станет инерциальной системой отсчёта (ИСО)! А выводы СТО применимы только к последней (ИСО).

2) Приём «разбиений» противоречит корректному определению понятия Инерциальная Система Отсчёта (ИСО). Корректное определение ИСО носит «динамический» характер, а именно, оно обусловлено соблюдением в такой системе трёх законов Ньютона. Это основная и первичная часть определения ИСО. Вторичное, зависимое от «динамического», определение ИСО, носит «кинематический» характер: любые системы, движущиеся прямолинейно и равномерно относительно вышеопределённой ИСО, также являются ИСО!

Разбиением же мы неявно хотим «уравнять в правах» обе части определения ИСО, что, вообше-то говоря, неверно. Можно взять бесконечное множество систем, движущихся равномерно и прямолинейно друг относительно друга, но, если все они будут связаны с некой «большой» системой, движущейся ускоренно, то ни одна из них ИСО не будет! (Мы не рассматриваем в данном примере случай свободного падения «большой» системы в поле тяжести). Ещё раз, «кинематическое» определение ИСО не может быть основополагающим, а именно к этому сводится приём разбиения. Не всякая система, движущаяся прямолинейно и равномерно относительно других систем, может быть квалифицирована как ИСО.

3) Логическая некорректность приёма разбиения заключается в том, что чисто технические возможности наших измерительных инструментов приравниваются к абсолютным, абстрактным математическим понятиям. Когда мы говорим, что «в течении некоторого, достаточно короткого отрезка пути/времени можно рассматривать, в целом ускоренное движение электрона, как равномерное и прямолинейное», мы имеем в виду то, что самые чувствительные приборы не обнаружат разницы в скоростях или направлениях движения электрона по истечении этого промежутка пути⁄времени. Речь, однако, не идёт о принципиальной необнаруживаемости этих изменений (как это утверждается, скажем, в Принципе Неопределённости Гейзенберга!). То есть, в приёме разбиения происходит как бы подмена понятия разрешающей способности приборов понятием принципиальной, абсолютной невозможности установить изменения скорости электрона.

4) «Слабоускоренный» или «сильноускоренный» электрон, не играет вообще никакого значения, ибо всегда подбором соответствующих, достаточно малых отрезков пути/времени любое, сколь угодно быстропеременное движение, можно «свести» к равномерному на малом участке пути или в малом промежутке времени.

5) Разбиение ускоренного движения на множество отрезков пути/времени с неизменной скоростью, при признании, что в целом это движение ускоренное, прeдполагает мгновенное, скачкообразное изменение скорости на границе отрезков, т.е. бесконечно большое ускорение, что противоречит духу и букве СТО.

6) И последнее. Если мы всё же допустим физическую правомерность такого шага (разбиения), то он приведёт нас вновь к «парадоксу близнецов» в СТО. Действительно, если правомерно путём разбиений «превратить» теоретически, принципиально, ускоренную систему отсчёта в ИСО, то мы неизбежно возрождаем «парадокс близнецов» в СТО, ибо он-то как раз и построен на неправомерном допущении эквивалентности ИСО и неинерциальной системы отсчёта (НеИСО) в рамках СТО, применимой только для ИСО! Ведь если для выведения законов динамики ускоренного электрона мы вправе допустить, что «разбиением» мы достигаем эквивалентности ИСО и НеИСО на протяжении короткого отрезка пути/ времени, то ничто не мешает нам применить аналогичный приём и к близнецу, двигавшемуся с ускорением! Системы близнецов становятся эквивалентными! И вновь – тот же парадокс!

Резюмируя всё вышесказанное, мы приходим к выводу, что формула (А) в СТО выведена на основе совершенно некорректного допущения и что СТО вообще не имеет права предсказывать увеличение массы по этой формуле! Парадокс, однако, в том и заключается, что этот «некорректный, неправомерный» вывод, который СТО «не имела права» предсказывать, подтвердился в тысячах экспериментах и без учёта этого вывода нельзя правильно рассчитать ни один ускоритель заряженных частиц, масс-спектрометр или любой другой прибор с релятивистски движущимися частицами!

Обсуждение 1.

Этот «парадокс», «незаконное» предсказание СТО, оказавшееся верным, можно снять, приняв хотя бы одно из следующих допущений:

I) СТО неверно предсказала эффект приращения массы при «v» стремящемся к «с», но чисто случайно оно совпало с экспериментальными данными.

II) СТО предсказала верно этот эффект и её выводы применимы не только к ИСО, но и к НеИСО. (в этом случае автоматически возрождается «парадокс близнецов», поскольку ИСО становится эквивалентной НеИСО).

III) СТО, используя некорректный приём, тем не менее верно предсказала эффект, т.к. при некоторых условиях и ускоренная система отсчёта может быть строго признана инерциальной (как это происходит в ОТО – Общей Теории Относительности)

Отбрасывая первые два предположения как несостоятельные, рассмотрим подробнее третий вариант применительно к ускоряемым заряженным частицам.

Обсуждение 2. Из чего «состоит» Наблюдатель?

Рассмотрим поведение электрона в любом ускорителе, например, в кольцевом. В таком ускорителе электрон движется по круговой орбите постоянного радиуса или по разворачивающейся спирали (циклотрон) и его движение назвать равномерным и прямолинейным никак нельзя. Он испытывает и линейные и тангенциальные ускорения, причём и ускорения эти непостоянны. Поместим на такой электрон двух наблюдателей: одного из которых назовём «О»-наблюдателем (Обычным), а другого – «А»-наблюдателем (Адекватным) Разница между ними станет ясной из дальнейшего обсуждения. Оба наблюдателя имеют в своём распоряжении все необходимые приборы и инструменты, на основании показаний которых они должны установить, является ли их система отсчёта инерциальной или неинерциальной.

На этот вопрос наблюдатель «О», находящийся на ускоряемом электроне, ответит:

«Моя система отсчёта, с которой я жёстко связан, по всем показаниям приборов и по моим ощущениям, безусловно является неинерциальной системой отсчёта, ведь она ускоряется!»

Наблюдатель «А» ответит: «Моя система безусловно, по показаниям всех моих приборов и по моим ощущениям, является инерциальной системой отсчёта!»

Почему два наблюдателя, находящиеся на одном и том же ускоряемом электроне, дадут столь разные ответы? Различие их состоит в том, из какого материала «сделаны» (состоят) оба наблюдателя. Наблюдатель «О» (Обычный) состоит из обычного вещества триад: протон-нейтрон-электрон. Наблюдатель «А» (Адекватный) сделан из вещества электрона с тем же отношением е /m, что и электрон. Наблюдатель «О» и его приборы (тоже из триад) будут испытывать действие фиктивных сил инерции, вызванных ускоренным движением электрона. Поэтому и вывод его будет верен в том, что он находится в неинерциальной системе отсчёта (НеИСО).

Наблюдатель «А» и его приборы состоят из электронного вещества и свободно падают вместе с электроном в электромагнитных полях ускорителя. Никакие фиктивные силы инерции на них не действуют. Поэтому наблюдатель «А» тоже прав, заявляя, что он с приборами находится в ИСО (Аналогично наблюдателю, находяшемуся в свободно падающем в поле тяготения лифте).

Резонно возникает вопрос: чьему ответу следует отдать предпочтение, «О» наблюдателя или «А» наблюдателя? Кто из них всё же «более» прав?

По нашему мнению, прав наблюдатель «А». Почему? А потому, что в «мире электрона» принципиально никаких триад, атомов из микро (протонов-нейтронов-электронов), нет и быть не может. Там, на электроне, есть только «вещество» электрона, так же, как в «мире протона» будет вещество только протонное, а в «мире нейтрона» — нейтронное, а «мире ядерном» – ядерное.

Таким образом, мы пришли к необходимости пересмотреть понятие «наблюдатель». До сих пор мы его употребляли, априорно предполагая, что любой наблюдатель состоит из вещества нашего физического мира, нашей Вселенной, из обычных и знакомых нам триад, связанных в атом. Теперь же мы приходим к пониманию принципиальной важности того, из чего состоит наблюдатель (и его приборы, конечно). На электроны, протоны и ионы мы принципиально не можем помещать наших привычных триадных наблюдателей, ибо такого вещества в «мире упомянутых частиц» просто нет!

Обсуждение 3.

Итак, мы пришли к важному выводу: для электрона (и любой другой заряженной или обладающей магнитным полем (как нейтрон) частицы) любое, сколь угодно сильно или слабо ускоренное движение, вызванное воздействием «внешних» электромагнитных полей, ничем не будет отличаться (с точки зрения «внутреннего» наблюдателя) от свободного падения тела в гравитационном поле. Значит для таких частиц их ускорения и торможения, обусловленные электромагнитными полями, с любыми градиентами и быстрыми изменениями ничем по характеру не отличаются от движения материальных тел в гравитационных полях. (Конечно, уславливаясь, что градиенты внешних полей несравненно пространственно больше размеров частиц! То есть мы вводим всё тот же Эйнштейновский Принцип Локальной Эквивалентности!) В соответствии с ОТО, гравитационные поля есть ничто иное, как области с изменённой метрикой (в отличие от свободного от масс пространства), т.е. области с искривлённым геометрически пространством и замедленным ходом времени. Наши рассуждения приводят нас к заключению, что и электромагнитные поля есть области искривлённого пространственно-временного континуума.

Обсуждение 4 Гравитация против электромагнетизма.

Если мы примем только что сделанное допущение, то становится необходимым разъяснить и различия между характером действия гравитационных и электромагнитных полей. Причём сделать это мы должны, строго придерживаясь вышеупомянутого допущения, т.е. дать разъяснения явлениям электромагнетизма, пользуясь лишь языком «пространственно-временных искривлений».

В случае гравитации мы имеем такое искривление пространства, что свободные тела сближаются друг с другом. А время вблизи тяготеющих масс, в областях с низким гравитационным потенциалом, изменяет свой ход на более замедленный. Чем ниже потенциал, тем медленней ход времени.

Электромагнитные взаимодействия более разнообразны по своему характеру, нежели гравитационное. Для одноимённых зарядов, независимо от знака или для одноимённых полюсов – наблюдается отталкивание, для разноимённых зарядов или полюсов –притяжение. Как это «перевести» на язык искривления пространства и изменения хода времени?

Нам представляется разумным предположить, что существуют два вида искривления пространства и два вида изменения хода времени. Один вид искривления пространства, при котором свободные заряды (полюсы) сближаются (притягиваются) и другой, при котором они удаляются друг от друга (отталкиваются). Время, в случае притяжения, замедляется, т.е. заряды (полюсы), сближаясь друг с другом, переходят из области с «быстрым» ходом времени в область с более медленным ходом времени. При «отталкивании» – наоборот, заряды (полюсы) переходят, удаляясь друг от друга, из области с быстрым ходом в область с медленным ходом времени. По часам, опять-таки, сделанным из того же вещества, что и означенные заряды.

Иными словами, мы предполагаем наличие двух видов искривления геометрического пространства и двух видов изменения хода времени:

Притяжение – пространство искривлено так, что свободные заряды (полюсы) сближаются, а время на них замедляется по мере сближения.

Отталкивание – пространство искривлено так, что свободные заряды (полюсы) отдаляются друг от друга, а время на них течёт наиболее быстро в момент их максимального сближения и замедляется при их отдалении друг от друга.

Если, в качестве примера, мы рассмотрим некий электрический заряд и будем изучать его поле, внося в него пробные заряды, то на языке искривлённого пространственно-временного континуума это описание будет звучать так:

Внося одноимённый пробный заряд в область отталкивательно-искривлённого пространства, мы не только совершаем работу по преодолению отталкивающей кривизны пространства, но и по изменению хода времени на этом заряде с медленного (вдали) на более убыстренный, вблизи к основному заряду. Часы на пробном заряде (сделанные тоже из вещества этого заряда) будут идти медленней, когда он находится вдали от основного заряда, чьё поле мы изучаем. А по мере приближения пробного одноимённого заряда к изучаемому, часы на нём будут идти всё быстрей (разумеется, наблюдатель на нём этого не заметит, поскольку не с чем сравнивать, но, если он будет посылать временные сигналы «наружу», внешний наблюдатель это ускорение времени обнаружит).

С разноимённым пробным зарядом будет происходить нечто иное: он сам будет сближаться с основным зарядом и его часы, по мере сближения, будут идти всё медленней.

Резюмируя всё вышесказанное на данном этапе, можно прийти к выводу, что гравитационное взаимодействие, как форма проявления искривления пространственно-временного континуума, не есть единственное проявление такого искривления. Более того, гравитация является лишь частным случаем более многообразной картины изменений кривизны пространства и изменения хода времени. Поэтому, несмотря на свой универсализм, гравитация не может претендовать на титул наиболее общей формы изменения метрики пространства и хода времени.

Обсуждение 5.

В связи со всем вышеупомянутым, возникает ряд вопросов:

А) Из чего должен состоять наблюдатель на многозарядных ионах – ведь и они ускоряются и изменяют свою массу, а состоят они из протонов, нейтронов и электронов?

Б) Коль скоро существуют разноимённые заряды и полюсы, то они, наверно, должны искривлять пространство и изменять ход времени ПО-РАЗНОМУ!?

Ответы:

На вопрос А. Наблюдатель должен иметь то же е/m, что и вещество многозарядного иона или любой другой составной частицы Этот ион или частица может рассматриваться как материальная точка – носитель заряда, если напряжённость его внутреннего электрического поля Евнутр. намного больше напряжённости внешнего поля Евнеш. и градиент его внутреннего поля grad Eвнутр. намного больше градиента внешнего поля grad Eвнеш. При этом условии ион или иная заряженная частица взаимодействует с внешним полем как единое целое и все её части (+ наблюдатель, на ней находящийся) испытывают одинаковые ускорения. Тогда наблюдатель может считать свою систему ИСО. Если же эти условия нарушаются, разные части частицы прибретают разные ускорения, частица деформируется и данная система перестаёт быть ИСО. Аналогичные рассуждения применимы и к магнитным полям.

На вопрос Б. Мы предполагаем наличие в нашем физическом пространстве-времени лишь двух форм искривления пространства и изменения хода времени. Одна – это вызывающее сближение свободных зарядов (полюсов) искривление пространства и замедление хода времени на сближающихся зарядах по мере их сближения. Другая – это вызывающая отдаление свободных зарядов и убыстрение хода времени на них, в случае их принудительного сближения. Сочетание типа: сближение свободных зарядов (полюсов) + ускорение хода времени на них и отдаление друг от друга свободных зарядов (полюсов) + замедление хода времени на них, представляются нам маловероятными.

Мы, однако, пока не ответили на вопрос Б. Ведь если заряды одноимённые – они должны искривлять пространство и изменять ход времени неким единообразным образом, а если заряды разноимённые – они должны были бы делать это иначе, по—разному, отлично друг от друга! В вышеприведённом рассуждении мы, однако, говорим не о зарядах (полюсах), искривляющих пространство и изменяющих ход времени, а об их взаимодействии. В чём же тогда состоит различие зарядов «плюс и минус» и полюсов – «северного и южного»? Возможным ответом на этот вопрос может быть предположение о том, что электрически разноимённые заряды и разноимённые полюса искривляют по-разному НЕ НАШЕ физическое пространство-время, а некие базисные ПОДПРОСТРАНСТВА. Скажем, некое

«+ подпространство» и «- подпространство». Эти искривления мы и называем электрическими зарядами (+ и —) и магнитными полюсами. Наше физическое пространство – время есть лишь четырёхмерная поверхность соприкосновения этих подпространств – Электрического и магнитного, причём оротогональных по отношению друг к другу и это уже проявляется в виде перпендикулярности векторов электрической и магнитной напряжённостей. Причём прогиб этих подпространств «в одну сторону», т.е. то, что мы называем «одноимёнными зарядами или полюсами», проявляется в нашем физическом пространстве, как отдаление свободных заряженных частиц друг от друга и убыстрением хода времени (отталкивание), если эти частицы принудительно сближаются. Прогиб подпространств «в разные стороны», фиксируется нами как разноимённые заряды (полюсы) и их взаимодействие проявляется в нашем пространстве как сближение и замедление хода времени (притяжение). На элекрически и магнитно «нейтральные» частицы эти прогибы не влияют, возможно потому, что обычно такие «нейтральные» частицы есть лишь электрически или магнитно уравновешенные образования и противоположные прогибы взаимно компенсируются.

Есть ли «наша» геометрия и «наше» время в этих предполагаемых подпространствах говорить, по нашему мнению, рано, ибо нам о них практически ничего не известно. Возможно лишь, что и геометрия и время ( в нашем понимании этих терминов) есть атрибуты лишь нашего физического пространства – времени, нашей 4ёх-мерной поверхности соприкосновения означенных подпространств.

Возникает ещё один, по крайней мере, вопрос: сколько видов «прогибания» нашего физического пространства предполагает наша гипотеза: два – гравитационное и электромагнитное, или больше, включая слабые и нуклонные взаимодействия? Нам представляется маловероятным, что наше физическое пространство «прогибается по — разному», исключая уже упомянутые. По всей видимости, гравитационное искривление пространства и изменение хода времени есть тоже некая производная от вышепредложенных форм (электромагнитных) искривления пространства и изменения хода времени. Обусловлена она некоторой пространственной неуравновешенностью положительных и отрицательных зарядов: количественно они равны, но плотности их неодинаковы – отрицательные заряды не сконцентрированны в столь малом объёме, как положительные (электроны vs. протоны).Эта плотностная неуравновешенность и вызывает, по нашему мнению, некое остаточное искривление пространства – времени, называемое нами гравитацией. Слабые и ядерные взаимодействия носят весьма локализованный характер, они сконцентрированы в весьма малых объёмах пространства и этим радикально отличаются от гравитационных и электромагнитных взаимодействий. Возможно, поэтому они представляют собой взаимодействия, строго говоря, протекающие, по большей части, не в нашем физическом пространстве.

Кроме того, если принять вышеописанную гипотезу, становится ясным, что при многих процессах, связанных с искривлением пространства и изменением хода времени, возникают четырёхмерные волны – трёхмерные в пространстве и одномерные – во времени, Темпоральные Волны, которые, в отличие от обычных волн в пространстве НЕ РАССЕИВАЮТСЯ, а путешествуют неизменными из прошлого в будущее и обратно.

Резюме – логическая цепочка:

Противоречие внутри СТО Допущение о применимости выводов СТО к ускоренно движущимся заряженным частицам Принципиальная важность вопроса о том, «из чего состоит Наблюдатель» Приравнивание ускоренно движущихся заряженных частиц к ИСO Распространение на электрические заряды и магнитные полюсы положений ОТО Истолкование разнообразия форм искривления пространства и изменения хода времени Гипотеза подпространств и представление нашего физического пространства – времени как 4ёх-мерной поверхности соприкосновения этих подпространств и, как следствие, излучение Темпоральных Волн.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s