Banquet with aldebaraniens. Банкет у альдебаранцев.

 

Вопреки ожидаемому (см. «Вторжение с Альдебарана» Станислава Лема и «Второе вторжение с Альдебарана» Эспри) у меня сложидись очень добрые отношения с альдебаранцами и я был приглашён к ним на банкет.

Круглый стол, но сделанный в виде некого цилиндрического кольца БЕЗ верхней гладкой горизонтальной поверхности. Похож на лежащий на полу большой бублик с прямыми вертикальными наружними стенками. Верхняя же часть округлая, покрытая прозрачным материалом. похожим на стекло. Внутри движется лента конвейера с разными блюдами. Все альдебаранцы сидят, плотно прижавшись своим телом к внешней поверхности этого «стола» и, выбирая подходящее блюдо, тычут в него сверху щупальцем. Раздаётся щелчёк и блюдо начинает медленно перемещаться из бублика наружу в тело альдебаранца. Я же сидел за столом ни солоно хлебавший и соседний альдебаранец с вежливым участием спросил меня о причинах неучастия в этом «лукулловом» пире. Я ответил, что просто не знаю, как воспользоваться их гостеприимством.

Как, – спросил он недоумевая, – разве вы не видите, как мы выбираем и принимаем пищу? Подражайте нам! Это же элементарно!

Тогда я, по-возможности осторожно, спросил, КАК они это делают, не используя рта???

То есть как, НЕ ИСПОЛЬЗУЯ, а чем мы едим? Щупальцами? – Сказал с иронией альдебаранец и все засмеялись отростками.

А, где у вас рот? – Застенчиво спросил я.

Там, где нужно, там, где пища соприкасается с телом!

Но вы же говорите со мной чем-то, – опять, краснея от собственной непонятливости, сказал я.

Так это же НЕ РОТ, КОММУНИКАЦИОННОЕ отверстие!!! Оно служит нам ДЛЯ ОБЩЕНИЯ!

А для приёма пищи у нас есть рот, открывающийся там, где ощущается запах и вид пищи.

Вот, посмотрите.

И он показал мне КАК они едят. Когда с щелчком открывается дверца вертикальной стенки, в открытое отверстие медленно выдвигается, скажем, булка. Часть тела альдебаранца, прижатая к отверстию, начинает как бы втягиваться внутрь и в образовавшуюся впадину вдвигается булка. Свободный, назовём это так, грот в теле постепенно принимает всю булку, стенки плотно обжимают её, дабы не принять ничего постороннего, а затем края тела снова начинают сходиться, как бы окружая булку телесными тканями. После того, как ткани тела полностью сомкнутся, булка окажется в желудке у альдебаранца, который у них расположен как бы вдоль всего тела сразу под оболочкой. То есть любая часть их тела может «открыть рот» с любой стороны и «заглотать» предлагаемую пищу.

Простите, – спросил я, – а вы не жуёте её7

Зачем, – удивился альдебаранец, – ведь жевание это энергоёмкий и непроизводительный процесс! Стираются разжёвывающие детали, повреждается внутренняя поверхность жевательной камеры и загрязняется всякими остатками разжёвываемого, мышцы тратят уйму механической энергии на непрерывное сокращение и расслабление. К чему весь этот ненужный процесс???

Аааааа, как же с булкой тогда быть, ведь она не переварится?

Да, это же элементарно. Попав в наш желудок в упакованном оболочкой виде, она сразу привлекает к себе защитные тела, которые, проникая через поры оболочки, нейтрализуют всяких вирусов, бактерий и ядовитые вещества, которые, допустим, могли попасть в еду, хотя, как вы видели, у нас за столом соблюдается стерильная чистота, и, если вы заметили, мы перед едой приняли очищающий и дезинфицирующий душ. Вы этого не сделали, но не в наших обычаях делать гостям замечания. Возможно, у вас, благодаря тканям, которыми вы прикрываете свою натуральную поверхность, она сохраняется стерильной.

После того, как булка будет целиком проверена и очищена от всех инородных и патогенных микросуществ и токсинов, защитные тела покидают булку и это служит сигналом для пищеварительных тел войти в булку и выделить в ней энзимы, которые за несколько минут превратят ткань булки в желеобразную питательную массу. После этого водонаполнительные тела вольют в оболочку воду, которая превратит желе в питательный бульон. После этого, пакет с бульоном откроется и его содержимое быстро всосётся в стенки желудка, снабжённые густой сетью капилляров. Вот и весь процесс переваривания.

Так у вас, получается, желудок не один?

Почти, он секционировал, как радиальная камера или герметизируемые отсеки военного корабля. Он распределён под всей нашей оболочкой и таким образом, кроме функции переваривания, является также и щитом от внешних угроз всем внутренним органам.

А что, – спросил я, – если пуля попадает в него?

Защитные тела мигом выбрызгиваются из тысяч камер, окружающих стенки желудка и, облепив пулю, тут же выделяют вещества, проникающие вглубь сквозь поры, микротрещины и межмолекулярные пространства и разрушают вещество, нейтрализуя силы сцепления Ван-дер-Вальса. Затем эту пудру быстро растворяют энзимы, выделяющие локально сильные кислоты или щёлочи. А затем этот раствор связывается белковыми комплексами, заворачивается в резервную оболочку и или удалятеся, если нет ничего полезного, или постепенно потребляется организмом.

А луч лазера?

О, это древнейший способ враждебных акций у нас. Тут два механизма: На поверхности нашей оболочки в микросекунды возникает практически абсолютно отражающее зеркало, причём его вогнутость учитывает расхождение луча и таким образом мы посылаем «нападающий» луч обратно, сфокусированным НА ПРОТИВНИКЕ!! Поскольку зеркало чуть подрагивает, обратный луч бьёт не только в сам лазерный прибор, его пославший, но и «обстреливает» некоторое пространство вокруг, так что противник изжаривается собственным лучём. Если же луч пробъёт оболочку, то то же происходит на внутренней стенке желудка. Правда, там возможности широкого обратного обстрела сильно снижены. Сейчас наши военные физиологи думают над быстрым безусловным рефлексом, нужным, чтобы расширить входное отверстие на микродолю секунды так, чтобы увеличить зону поражения противника обратным лучом. Но пока эта идея проходит экспериментальные испытания, с неплохими результатами, следует отметить.

Поражённый такой высокой технологией я умолк на минуту, а затем вспомнил, что хотел узнать раньше.

Простите, – ещё более смущаясь спросил я, — а если в еде есть что-то плохоперевариваемое или даже вообще НЕперевариваемое, что тогда?

Такого не может быть! Для чего существует наша кухня??? Она приготавливает ПИЩУ, а не отбросы, которые или вредны или неперевариваемы!

Но вы что-то всё же выделяете, – спросил я уже сильно покраснев.

Конечно, отработанные клетки, всякий труппы бактерий и прочее, естественно, мы их в огранизме не коллекционируем,

А КАК вы ЭТО делаете?

Есть целый ряд механизмов очищения: Самый примитивный, оставшийся нам от наших археологических предков, это процесс , обратный проглатыванию. Вы видели, что пища поступает в некой оболочке. Облочка эта может или быть тоже переваренной (специальными для этого энзимами) или служит нам для «завёртывания» в неё «продуктов жизнедеятельности» и так, сквозь телесную нашу облочку выбрасываться наружу. Но это крайне примитивный и «доисторический» метод, который совершенно не утилизует возможности нашего организма. Другой путь – это изъятие продуктов жизнедеятельнсоти путём неких активных, нужных нам процессов.

Например, как освобождаются наши мышцы от этих продуктов? Они СОКРАЩАЮТСЯ! Процесс сокращения наших мышц и есть утилизация продуктов жизнедеятельности. Вы, землянин, конечно же, знаете, что эволюционно мышцы возникли позже пищеварения и раньше нервной системы. Так вот, самое эффективное использование процесса утилизации «придумали» наши нервные клетки: Они, по мере надобности, посылают «куда надо» нервные импулься, а ЭТО И ЕСТЬ процесс выделения ненужных, накопившихся в них веществ. Говоря с вами, двигаясь, думая, мы НЕПРЕРЫВНО с пользой и весьма эффектино, утилизуем всё, что нужно и избавляемся от излишков продуктов жизенедеятельности. Вся наша активная жизнь состоит не столько в том, чтобы поглощать пищу (это всего лишь примитивное и скучное накопление массы-энергии для последующих процессов), а именно ВЫДЕЛЯТЬ продукты её распада в виде клеточной активности.

Простите, — перебил я его, – а удовольствие от еды вы же получаете?

УДОВОЛЬСТВИЕ??? – Поразился альдебаранец. – Какое может быть удовольствие от этого убогого чисто биологического процесса? И, улыбнувшись щупальцем, сказал по латыни:

Edamus ut vivamus, non vivamus ut edamus!

Мы кушаем, чтобы жить, но не живём, чтобы кушать!

Наши сердца, — продолжил он, — сокращаются и ТЕМ избавляются от ненужных «шлаков». То же делают и мышцы, которым в этом «помогают» более «юные» образования – нервные клетки! Они же, нервные клетки демонстрируют вершину нашей утлизации – МЫШЛЕНИЕ. Нервные клетки обмениваются электрохимическими сигналами и это есть наше мышление. Одновременно, эти самые «электрохимические сигналы» есть ничто иное, как выброс из клеток ненужных им веществ, отходов, шлаков!

Утилизация отбросов за счёт мышления!

А разве у вас это не так???

30 VIII 2018

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s