Born to crawl must still to fly! Рождённый ползать летать всё же должен!

От кого мы произошли?

«Первозданные оси сдвинуты

Во Вселенной. Слушай: Скрипят!

Что, наш разум ЗУБЧАТЫЙ? – Лавины ты

Не остановишь, ограды крепя.»

В.Брюсов, «Принцип относительности», 1922г.

Стишок странный, какой-то взбаламученный, бессвязные выкрики…

Не люблю такого.

Но, если оставить в стороне личные симпатии и антипатии, Брюсов вливает в такую подчёркнуто сумбурную форму своё и всечеловеческое смятение перед Принципом Относительности – УЖАС ПОТЕРИ ТВЁРДОЙ ПОЧВЫ! В панике ещё не такое прокричишь!

Под конец стих, вообще, становится глуповатым:

«Иль колёса в мозгу так закручены,

Что душат и крики и речь,

(Прерываю. Я бы написал эту строку иначе: «Что сминают и мысли и речь»)

И одно вам —из церкви порученный

Огонёк ладонью беречь?»

Стихотворцы известны своим высокоинтеллектуальным поэтическим пренебрежением к грамматике языка, на котором пишут свои опусы. В двух последних строчках Брюсов должен был (по-моему) расставить знаки препинания иначе, более осмысленно:

«И одно: Вам, из церкви порученный,

Огонёк ладонью беречь?»

Но, всё равно, мысль убогая! Перефразированный уплощённый Тертуллиан: «Верую, ибо абсурдно.»

Мол, раз всё под ногами зыбко и колеблется, обратитесь к церкви – она спасёт, дав вам эфемерную устойчивость!

Иллюзии никогда не спасали ни падающих, ни тонущих.

«Дело спасения утопающих – дело рук самих утопающих!»

«Разум зубчатый» имеет смысл.

Мышление ассоциативное, где одна мысль-шестерёнка, цепляется за другую и начинает её вертеть, а та – следующую…

Получаются цепочки мысленных шестерёнок.

Основной, природной, ВРОЖДЁННОЙ особенностью нашего мышления является неосознанная (инстинктивная) жажда УСТОЙЧИВОСТИ, некого твёрдого и прочного АБСОЛЮТА.

Это стремление имеет много проявлений, одним из которых является склонность к идолопоклонству. Абсолют ведь – всегда постоянен и идеален.

«Гений» – всегда и ВО ВСЁМ гений! (Глупость чудовищная!)

Видим вдали огромный и красивый цветок ярко-красного цвета с зелёно-синеватыми бликами. Ах, он такой красивый, наверно, и запах упоительный. (Подсознательное стремление к Абсолюту! В нём всё всегда хорошо и благостно!)

Подходим ближе – запах тошнотворный, гниющего мяса. «Цветок» весь засижен мухами, потому издали переливался ещё и разными оттенками. КРАСОТА!

«Раффлезия Арнольди» называется «цветок», гриб-паразит, растущий на корнях дерева циссуса антарктического. Родственника винограда.

И вся красота пропала! Рухнула!

Очередная иллюзия, основанная на врождённом тяготении к абсолюту!

Недаром великий голландский физик Генрик Антон Лорентц, одним из первых признавший и поддержавший Теорию Относительности, сам же признавался, что с её появлением «Потерял почву под ногами.»

А создатель этой теории, Альберт Эйнштейн, в свою очередь, восхищаясь образом мышления Нильса Бора, говорил нечто похожее о теории Бора и о нём самом: «Бор был здесь, – писал он в 1920 году Паулю Эренфесту, – и я влюбился в него так же, как и ты.Он очень тонко чувствующий парень и расхаживает по этому миру как бы под своего рода гипнозом.»

Интересный конец, (Бор – эдакий сомнамбула, «сноходец»), разгадку которому находим в следующей цитате.

«Это было так, — вспоминает Эйнштейн, – точно из под ног ушла земля и нигде не было видно твёрдой почвы, на которой можно было бы строить. Мне всегда казалось чудом, что этой колеблющейся и полной противоречий основы оказалось достаточным, чтобы позволить Бору – человеку с гениальной интуицией и тонким чутьём – найти главнейшие законы спектральных линий и электронных оболочек атомов, включая их значение для химии. Это мне кажется чудом и теперь.

Это – наивысшая музыкальность мысли!»

И ещё одна цитата из совершенно другой области, одной из самых любимых мною книг «Повесть о Ходже Насреддине» Леонида Соловьёва. Я её цитировал не раз, уж больно она хороша, прекрасна, блистательна, мысль, в которую можно влюбиться.

«Ибо все такие людизвездочёты, исследователи, поэты, искатели жизненного настоя и волшебного камня, обращающего свинец в золото, — все они почитались уже и в тогдашние времена большими глупцами, ничего не соображающими в делах обыденной жизни, а потому подлежащими неукоснительному обжуливанию на каждом шагу со стороны здравомыслящих, чей разум, вместо опасных крыльев, располагает четырьмя десятками юрких маленьких ножек, очень удобных для прибыльного и вполне безопасного шныряния по земле

Что объединяет все высказывания?

Твёрдая земля, почва!

На которой можно строить – по Лорентцу, Эйнштейну и Бору, и шнырять – в описании «здравомыслящих» Соловьёва.

Это и ключ к вопросу, заданному в начале и, наверно, последующие цитаты вызвали недоумение у нетерпеливых читателей: Чего этот Эспри тянет резину?

А он не тянет, он прокладывает в мозгах цепочку шестерёнок нашего «Зубчатого разума»,

Это сильнейшее и в то же время неосознаваемое стремление нашего мышления к абсолюту и есть роковой корень многих ошибок, заблуждений и предрассудков, мешающих нам думать правильно.

И это одновременно показывает, что наш разум развился и унаследован от существ ПОЛЗАЮЩИХ, ШНЫРЯЮЩИХ, БЕГАЮЩИХ. Но НЕ ЛЕТАЮЩИХ! А для здравого и талантливого мышления нам нужем разум птиц!

От которых мы НЕ произошли.

Вот уж «открытие» сделал Эспри, – опять подумает читатель, – мы и без него знаем, что произошли не от птиц.

Да, не произошли! К сожалению!

Птицы – это следующий шаг эволюции РЕПТИЛИЙ! ПОЛЗАЮЩИХ!

Как же мы так промахнулись в своей собственной эволюции. Ведь, если бы мы летали, наш мозг думал бы как у птиц, летательно!

А мы – нет! И поэтому мыслим понятиями «ПОЛЗАНИЯ»! И сами мысли наши – «ползающие».

А могли бы и надо бы ЛЕТАТЬ, о чём и сожалею, но не только «сожалею», а предлагаю пути Дедала, как «окрылить» наш слишком уж приземлённый разум. Учить детей не догмам, намертво врытым в землю нашего мышления, как статуи на острове Пасхи, а восприятию струек знания, бегущих навстречу нашим крыльям разума и тогда мы, словно птицы, сможем чувствовать, КАК повернуть эти крылья, чтобы каждая новая струйка ПОДНИМАЛА нас выше в понимании мира, а не обрушивала на землю тупого безмыслия.

С младенчества нас учат быть каменщиками, прилаживающими кирпичики однн к другому.

А надо учить нас полёту, птичьей чуткости к струйкам знания и птичьему умению свободно лавировать в воздушных потоках.

(См. «Эйнштейн едет в Японию», «Крылья, вместо мастерка каменщика», «О чём думают птицы»)

Менять всю нашу мыслительную психологию на птичью, а не цепляться за прибыльное и безопасное шныряние на маленьких юрких ножках!

Не искать твёрдой почвы под ногами, не строить тяжеловесных мыслительных зданий, лабиринтов Минотавра, в которым сами же заблуждаемся и гибнем, и величественных храмов «знания». Все они и ВСЕГДА рушатся от шального удара метеорита или снаряда, называемых «эксперимент», а нам надо ЧУВСТВОВАТЬ нужные воздушные струйки знания, поддерживающие нас в полёте.

Пока – в атмосфере, потом – к звёздам.

На струйках света.

16 I 2019

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s