The law of intellectual conformity. Закон Интеллектуального Соответствия.

 

Развитие и дополнительное теоретическое обоснование работы Раймонда Артура Дарта «Хищническое преобразование обезьяны в человека».

The Predatory Transition from Ape to Man, by Raymond A. Dart International Anthropological and Linguistic Review, v. 1, no.4,1953.

THE PREDATORY TRANSITION FROM APE TO MAN by Raymond A. Dart

«Of all beasts the man-beast is the worst
To others and himself the cruellest foe.»

Речь, пойдёт лишь об одном соответствии существ экологической нише, в которой они обитают: Интеллектуальном.

Все остальные требования соответствия для существ – очевидны и тривиальны.

Рыбы не могут бегать по земле и дышать воздухом, куда более насыщенным кислородом, чем вода. Но их жабры просто слипаются на воздухе и они умирают мучительной смертью от удушья.

Сухопутные существа не могут жить под водой, ибо вода для их лёгких недостаточно насыщена кислородом.
В общем, тема тривиальная.

А вот интеллект – это дело другое.

Муравьи, пчёлы, термиты – социальные насекомые, лишённые мозга, а имеющие лишь ряд нервных узлов-ганглиев. Тем не менее, они образуют сложную иерархическую организацию со строгим распределением функций и прав, то есть каждая особь должна «знать» много правил и решать много проблем текущей жизни. Отсюда высокий коэффициент полезного действия её нейронов – нервных клеток. (См. «Число нейронов ума не прибавляет», 29 II 2016; “Закон Целлюлярной Оптимальности», 2 III 2016; «Интеллект насекомых выше человеческого», 19 II 2019)

Я уже писал о том, что Станислав Лем высказал гипотезу о причине того, почему вроде бы высокоорганизованные социальные насекомые за десятки, а, может, даже за сотню миллионов лет своего существования, не стали «Разумными» в человеческом понимании этого слова.

Лем пишет, что тело, скажем, муравья покрыто хитиновым панцырем и кислород, ему необходимый, он получает за счёт прямой диффузии молекул сквозь этот панцырь. Лёгких или специального органа дыхания нет! Нервные клетки крайне чувствительны к нехватке кислорода, а с другой стороны, диффузия не даёт телу муравья избыточного количества живительного газа, потому муравьи, пчёлы и термиты «остановились» в своём умственном развитии.

Я думаю, что эта гипотеза Лема не совсем удачна.

Если тело того же муравья по линейным размерам уменьшить в десять раз, то его объём уменьшится в тысячу, а площать поверхности только в сто раз. Значит соотношение площади к объёму увеличится тоже в десять раз. В десять раз больше кислорода на единицу массы тела!

Второе: Если тело муравья было бы покрыто густым слоем микроволосков, увеличивающих поверхность соприкосновения с окружающим воздухом в сотни и тысячи раз, то и кислорода было бы во столько же раз больше.

Наши лёгкие имеют объём, скажем, два-три литра, а рабочая поверхность их, соприкасающаяся с вошедшим воздухом, 200 квадратных метров за счёт микропузырьков – альвеол. И здесь тоже – чистая диффузия молекул газа в капилляры и из них. А уж там гемоглобин эритроцитов связывает непрочно кислород и несёт всем клеткам.

Так что – не это причина.

А что же?

Ответ: Интеллект насекомых в точности СООТВЕТСТВОВАЛ требованиям окружающей среды и всем её изменениям!

Это и есть «Закон Интеллектуального Соответствия». Чему? Экологической нише.

А раз он отлично (как показала стомиллионолетняя практика) справляется с решением большей части задач, встающих перед видом, вид живёт и здравствует в своей нише.

У муравьё, пчёл и термитов НЕ БЫЛО НАДОБНОСТИ в дальнейшем развитии интеллекта!

Тот же принцип сохраняется для всех любых представителей животного мира.

Этот закон, кстати, в очередной раз подчёркивает исключительную глупость и ограниченную тупость г-на Фридриха Энгельса, с его идиотскими идеями о труде, создавшем человека и его гнусной насмешкой над вегетарианцами, в которой он невольно проговаривается:

«С позволения господ вегетарианцев, человек не мог бы стать человеком без мясной пищи, и, если потребление мясной пищи у ВСЕХ, ИЗВЕСТНЫХ НАМ НАРОДОВ в то или иное время влекло за собой даже людоедство, (предки берлинцев, велетабы или вильцы, ещё в Х столетии поедали своих родителей), то нам теперь до этого уже никакого дела нет.» (Диалектика Природы, «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека», стр.137, Госиздат политической литературы, 1953г)

Если так, то неясно, почему, по Энгельсу, все самые свирепые хищники, рыбы, рептилии и млекопитающие, почему они за десятки и сотни миллионов лет не стали «человеком»? Ведь они-то только одним мясом жертв и питались!!!

Акула принадлежит к роду кархародонов, которые плавали в океане ещё триста миллионов лет тому назад. Время, более, чем достаточное для преобразования в Homo Sapiens(а)!!! И на поверхности почвы тоже, всякие тираннозавры должны были бы давно стать людьми (произошло, правда, обратное, люди по злобности и хищничеству превзошли их и намного!). Впрочем, в своё время я допустил и такую возможность в заметке «Рептилия с небольшим мозговым довеском».

Вновь напоминаю сформулированный закон:

Интеллект любого существа должен соответствовать его экологической нише при всех её изменениях.

Почему, наконец, существующие обезьяны не стали людьми?

Опять же, потому, что их интеллект вполне соответствовал окружающей среде и её изменениям.

Ну, мы, ЛЮДИ?

Как и все живые существа на Земле и не только на Земле, (думаю любая жизнь во Вселенной) мы тоже подчиняемся этому Закону Соответствия.

Что же нас сдвинуло в такой «распрекрасный интеллект»?

Некоторое время тому назад я ответил уже на этот вопрос. Повторю его, перманентно имея в виду Закон Интеллектуального Соответствия.

Два миллиона лет тому назад, в результате некой зловредной генетической мутации (в стаде обычных и вполне нормальных обезьян, живших в «Бельгийском Конго», из-за повышенной в этом районе радиации урановых отложений) возник вид крайне хищной и злобной обезьяны, которая стала кормиться преимущественно за счёт каннибализма. То есть возникла стая каннибалов, жравших без пощады друг друга и это было НОРМОЙ в стаде.

ИНОГО НЕ ПРЕДПОЛАГАЛОСЬ!

В таком стаде тоже должен действовать Закон Интеллектуального Соответствия.

Но в этой «Экологической нише» не проживёшь и не дашь потомства, если не обладаешь абсолютной безжалостностью, подлостью, хитростью, изощрённым коварством и всеми другими наиболее гнусными (с точки зрения абсолютной нравственности) интеллектуальными качествами. Поэтому жесточайший и беспощадный естественный отбор, шедший в стаде каннибалов два миллиона лет, отобрал самых совершенных и беспощадных хищников-паразитов, обладавших наиболее развитым «интеллектом каннибалов»!

Сработал Закон Соответствия нише и появился «человек»!

А животные?

А у них каннибализм никогда не был ПОВСЕДНЕВНОЙ НОРМОЙ БЫТИЯ (хотя исключения и там существовали).

Вот такая маааааленькая особенность, генетический дефект от радиации у славного рода обезьян, и создал человека. Эта страсть к убийствам (рефлекторная цепочка: Убить— значит набить брюхо! — Значит ЭТО ХОРОШО И ТРЕБУЕМО!) и удовольствие от них, вполне генетически оправданы!

Охота, рыбалка, мучительство животных под видом науки или без оного, коррида, собачьи и петушиные бои, трупоедство, вообще, любая страсть к крови (ЧУЖОЙ!) – всё это действие рефлексов, запрограммированных в генах ещё в хорошие и добрые каннибальские времена. Ну, а «прикрытие» этой всепоглощающей страсти? Эдакая «розовенькая» видимость (не более!) нравственности? — ЛИЦЕМЕРИЕ!

Против законов природы не попрёшь!

30 V 2019

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s