Molecular-electric theory. Молекулярно-электрическая теория.

 

Заметка сугубо физическая, хоть и популярная, и никакой «литературы» в ней нет!

Призвана заменить собой двести лет царствовавшую «молекуляро-кинетическую теорию».

(См. заметки по теме: Брауновское движение, Брауновская радиация, Урок естествознания 1.2. 3,

De impossibilitate Vitae. О невозможности жизни, De impossibilitate Universum. О невозможности существования Вселенной)

Чем плоха теория, которая была на протяжении почти двухсот лет и является по сей день общепризнанной для всех физиков и не только физиков?

Все физики и химики говорили о соударениях молекул, о непрерывном их тепловом движении, но НИКТО не задал себе вопроса:

Какова СИЛА удара этих молекул? Какова мощность таких ударов?

Брауновское движение, де, подтверждает НАГЛЯДНО, эти удары.

Наглядность — не есть доказательство. Наглядно весь мир вращается вокруг Земли, однако эта «наглядность» обманывает нас!

Брауновской частице (по данным авторитетных источников в самой физике), наносится от одного триллиона до ста триллионов ударов в секунду. ( В Физическом Энциклопедическом Словаре, т 1, стр.211, даётся частота в один триллион ударов в секунду. Ричард Фейнман в своих лекциях т. 4, глава 41, стр. 45 – 63 приводит частоту в сто триллионов ударов в секунду, стр 59.)

Удары эти заставляют брауновскую частицу «метаться из стороны в сторону. И то, что мы «видим в микроскоп», есть усреднённое движение частицы во времени, ибо мы не можем уловить бросков в одну триллионную секунды. Для этого нужна сверхскоростная камера, снимающая триллион кадров в секунду. Правда, можно обойтись чуть более простым методом: Освещать «сцену действия» триллион раз в секунду, не двигая кадра так, чтобы от боковой подсветки видна была (в рассеянном свете) только исследуемая частичка.

Средняя скорость брауновской частицы от таких ударов – 1мм/сек (по подсчётам Эйнштейна и других авторов.) Это тоже означает, что удары очень сильные, ибо придают частице диаметром в микрон скорость, с тысячу раз превышающую её физические размеры. Если учесть, что скорость эта приобретается частицей от каждого удара, длительностью в одну триллионную секунды, то мощность, развиваемая при этом, огромна!

Поэтому возникает естественный вопрос: Как может живая или неживая частичка, не распадаясь на молекулярную кашу или облако молекул, выдержать такую бомбардировку?

Ответа в литературе НЕТ!

Как уже было сказано, никого почему-то ЭТОТ вопрос не интересовал!

Следующий вопрос, на который тоже никто из занимавшихся этой темой, включая Эйнштейна, Смолуховского, Перрена, Норберта Винера и многих других, не отвечает, ибо и не спрашивает!

Частица массой в миллиард и триллион раз превышающая массу молекулы воды (один кубический микрон в десять в двенадцатой степени раз больше одного кубического ангстрема, то есть размера молекулы), движется, поскольку по ней ударяют молекулы случайно собравшиеся с одной стороны больше, чем со всех остальных. Процесс стохастический, то есть случайный, вероятностный. Каждый такой толчок есть флюктуация. Отклонение от некого среднего равновесного количества наносимых равномерно со всех сторон частицы ударов. Ясно, что если с одной стороны ударит на одну молекулу больше, навряд ли это как-то повлияет на её движение. Но это самая наивероятнейшая флюктуация. Если ударят две, это чуть больше по силе и менее вероятно. Три – ещё больше по силе. Но ещё менее вероятно. То есть, для того, чтобы реально сдвинуть массивную частицу, флюктуация числа молекул, бьющих по частице с одной стороны и ничем не уравновешенных с другой, должна быть достаточно большой по разнице ударяющих молекул, что тем менее вероятно, чем больше отклонение от некого усреднённого уравновешенного «битья» со всех сторон. Никто из авторов не задаёт такого вопроса: На сколько молекул больше должно бить с одной стороны, чтобы в среднем сдвинуть частицу со скоростью один миллиметр в секунду. И как часто такие флюктуации реально могут случаться?

Третье: Допустим, что эта теория стопроцентно верна и всё происходит в полном соответствии с ней. Допустим, что мы налили на слой воды слой масла. Молекулы воды, ударяя по частичкам масла, в доли секунды должны ЭМУЛЬГИРОВАТЬ масло до молочной взвеси! Или молекулы масла должны эмульгировать воду, если вязкость масла ниже вязкости воды. Однако сколько мы бы ни взбалтывали смесь, сколько бы она не стояла, никакой эмульсии в результате брауновского движения не образуется!

Аналогично с песком в слое воды, удары молекул почему-то не создают мельчайшей суспензии песка, адмаза, гранита, металла, погружённых в воду или некого коллоидного раствора этого вещества! Значит, если сила ударов недостаточна даже для эмульгирования масла в воде, тогда КАК брауновские частицы «летают» от этих «слабых» ударов???

Ещё пример. Удары молекул о стенки сосуда есть давление на них. Снова, всё та же общеизвестная «истина». Причём, чем выше температура жидкости или газа в сосуде, тем по теории выше их средняя скорость. Отлично, значит горячая вода в стакане должна давить на стенки гораздо сильней, чем холодная! Однако практически давления равны, а ведь удары-то «горячих» молекул и сильней и чаще! Они движутся быстрей, значит чаще возвращаются к стенкам стакана и с бОльшей силой (ибо движутся быстрей) и чаще (потому же) бьют по стенкам. А удары, их частота и сила есть ничто иное как давление (согласно молекулярно-кинетической теории!)

С другой стороны, наливаем в цилиндрический сосуд холодную воду и закрываем сосуд поршнем, на который давим с силой, создающей в сосуде давление, скажем, в десять атмосфер. Это означает, что молекулы воды бьют в стенки намного сильней. Почему стенки и вода не разогреваются? Ведь молекулы «расталкиваются» сильней, а значит получают ускорение бОльшее и, соответственно, бОльшую скорость. А скорость движения молекул определяет и макротемпературу данного вещества!

Опять какая-то неувязка!

Известно, и это экспериментальный факт, что газы при расширении охлаждаются. Допустим, мы стали выпускать газ из баллона со сжатым газом. При этом можно наблюдать явное охлаждение и газа и любого устройства, в котором газ расширяется. Экспериментальный факт, используемый во многих практических применениях, например, для сжижения газов.

Почему?

Молекулярно-кинетическая теория объясняет это тем, что, де, газ, расширяясь, совершает работу и, теряя «внутреннюю энергию», охлаждается. Но, во-первых, он расширяется как раз потому, что потенциальная энергия сжатия, которой он обладал (как сжатая пружина) переходит в кинетическую энергию разлетающихся во все стороны молекул. Так что НИКАКИХ потерь «внутренней энергии» здесь не должно происходить! Сжатый газ обладает потенциальной энергией, соответствующей степени сжатия. И она-то расходуется (запасённая энергия) на расширение.

Второе: Коль скоро потенциальная энергия сжатого газа при его расширении переходит в кинетическую энергию молекул, это означает, что молекулы начинают двигаться БЫСТРЕЙ! С бОльшей скоростью, что естественно вытекает из закона сохранения энергии. Так почему, если молекулы движутся с бОльшей скоростью, газ охлаждается, если именно скорость движения молекул определяет температуру вещества. И чем быстрей движутся молекулы, тем выше температура. Так утверждает молекулярно-кинетическая теория! С расширяющимся газом всё (в опыте) выглядит наоборот! Молекулы расширяющегося газа, используя запасённую потенциальную энергию сжатия, разлетаются с большими скоростями, а вместо нагрева (возрастающая скорость!) – охлаждаются!

Опять, полное расхождение молекулярно-кинетической теории с экспериментом!

Тепловое излучение.

При комнатных температурах – почему любое вещество излучает инфракрасные лучи определённой длины волны, которая укорачивается с повышением температуры? Каков механизм, вызывающий инфракрасное излучение тел при обычных температурах?

Оказывается, что частота инфракрасного излучения вполне совпадает с количеством «ударов» в секунду! Странно! Как это объяснить? Никак! Нет объяснения!

Всё вышеперечисленное уже достаточно явно показывает на глубокие внутренние противоречия молекулярно-кинетической теории и её полное несовпадение с экспериментом!

Молекулярно-электрическая теория, в отличие от «кинетической», расставляет всё по местам и просто и естественно объясняет все вышеперечисленные неясности, отсутствие вопросов и ответов.

Итак, никакие молекуды (кроме газовых) никуда не движутся и ничего не ударяют!

Хаотически движутся в них и пульсируют электронные облака обобщённых атомных электронов, которые я называю «фантомными зарядами». Они создают непрерывную мозаику электрических полей и тем влияют на брауновские частицы, вызывая их движение. Но, поскольку это воздействие не есть точечные соударения неких материальных частиц типа «столкновений упругих шариков», а полевые воздействия, они действуют не на микроучасток поверхности брауновских частиц, а на всю частицу, которая отталкивается или притягивается спонтанно возникающими фантомными зарядами и потому движется хаотически как единое целое, но без каких-либо точечных ударов по ней! Аналогично с живыми и неживыми веществами. Есть хаотическое движение брауновских частиц, но нет ударов, носящих точечный характер, потому не причиняющих ни малейшенго врела живым и неживым частицам.

Эмульгация тоже происходить не будет, ибо речь идёт лишь о спонтанных притяжениях и отталкивания неких частиц масла, молекулярное сцепление которых друг с другом не даёт образовываться эмульсии.

Инфракрасное излучение – естественно объясняется частотой возниконовения и исчезновения фантомных электрических зарядов (флюктуаций электрических полей) с частотой от триллиона до ста триллионов герц!

Так же и Релеевское рассеяние световых волн в атмосфере: не на флюктуациях плотности воздуха, а на флюктуациях электрических зарядов, рассеивающих волны по закону Релея. Это гораздо «естественней», чем рассеяние световых волна на молекулах воздуха или малых по оптической плотности флюктуациях плотности воздуха из-за хаотического движения молекул.

Температура: Пульсации электронных облаков ускоряются и это есть повышение температуры, поэтому свет, скажем, падая на тело, согревает его. Световая волна своим электрическим полем вызывает более интенсивное движение электронных облаков.

При этом пульсации электронных облаков, фантомных зарядов, в молекулярных комплексах горячей воды вызывают индуктивно такие же пульсации электронов в молекулах стенок стакана. И это регистрируется как повышение температуры, и заодно смещение в короткую сторону для инфракрасного излучения (Закон Вина).

Давление: При сближении молекул под давлением, электронные облака НЕ начинают двигаться быстрей, а лишь, из-за сближения, ДЕФОРМИРУЮТСЯ. Эта деформация фантомных молекулярных облаков и есть «давление». Облака электронов молекул воды, сближаясь с облаками стенок сосуда, деформируют их (электронные облака) и это нам представляется в виде давления. Вновь никакого ускорения пульсаций нет!

Газ при сжатии разогревается, в отличие от воды. Почему? Потому что молекулы газа разделены силами электрического отталкивания в пространстве гораздо большими расстояниями, чем в жидкостях или твёрдых телах. В газах молекулы движутся, но и там они движут брауновские частицы не за счёт ударов, а за счёт своих электрических полей. И в газах, действительно, сблизившиеся электронные облака молекул обладают большей степенью свободы и могут двигаться более свободно, поэтому скорость их пульсаций при сближении растёт. Одновременно с некоторой деформацией самих этих облаков. Поэтому при адиабатическом сжатии газов они нагреваются.

Почему расширяющийся газ охлаждается? Если мы примем молекулярно-электрическую теорию, то температура любого вещества — это не интенсивность движения молекул, а лишь интенсивность пульсаций электронных облаков в самих молекудах. Сжатый газ – это молекулы с пульсирующими облаками, соответствующими данной температуре. Но сжатие его заключается не в быстроте или медленности пульсациий облаков, а в их деформированности. Когда молекулы за счёт электрического отталкивания этих облаков разлетаются, расстояние между ними увеличивается и электростатическая индукция, то есть влияние одних облаков на другие резко уменьшается. Облака из деформированного состояния переходят в нормальное, но взаимное отталкивание электронов в облаке изменяет его конфигурацию на более равномерное распределние по объёму всей молекулы и это приводит к замедлению пульсаций, в то время как внешних «индуктивных» факторов, «стимулирующих» их пульсации нет – они удалены друг от друга. Поэтому снижается скорость пульсаций и газ в целом ОХЛАЖДАЕТСЯ!

Итак, молекулярно-электрическая теория явно превосходит по своим возможностям молекулярно-кинетическую, объясняя большинство плохо объяснимых или вообще необъяснимых явлений реальности.

Faciant meliora potentes.

17 VI 2019

Реклама

Molecular-electric theory. Молекулярно-электрическая теория.: 2 комментария

  1. Уважаемая LiDea,
    Благодарю Вас за удивляющее меня внимание к заметке, носящей явно не характер «изящной словесности». Словесность в ней хоть и вполне нормативная, ибо иной не употребляю, но, если и есть «изящество, то только «идейное».
    Ваш Эспри

    Нравится

  2. Уважаемая NARINE.
    Примите мою благодарность за постоянное внимание и включение меня в число, используя терминологию воздушного боя, «ведущего». В русском языке, к сожалению, отсутствует слово «последуемым». Оно звучит уж очень похоже фонетически на «преследуемым», а тут, как говорят в Одессе, две большие разницы!
    С признательностью Ваш Эспри

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s