Odyssey of captain B… Одиссея капитана Б…

С детских лет читал с упоением два романа английского писателя Рафаэля Сабатини «Одиссея капитана Блада» и «Хроники капитана Блада». Читал и не раз перечитывал. Там даже встречались неглупые мысли.

Но случилось то, что неизбежно случается с любым живым существом: Подрос, повзрослел и даже, может быть, чуть поумнел?

Попробовал в этом качестве перечитать моего, тоже некогда любимого, Жюля Верна и отложил его книжицы с омерзением! Тошнило от антропоцентристского чванства и поддельного интернационализма. Это бросается в глаза у многих левых: На показ выставляют свою озабоченность судьбами всяких «угнетённых» (Свободу Африке! Свободу Азии! Свободу Океании! и прочие «свободы»), а когда реально становится вопрос о чести, свободе и жизни невинно осуждаемых, тут же начинают вопить «Смерть изменникам!» «Бей… Спасай!». Жюль Верн, этот страсть как переживавший за угнетённых африканцев (разумеется, белыми расистами), поднял свой голос, вместе с другими левыми и социалистами, как Ромен Роллан, например, в поддержку смертной казни для «изменника» Альфреда Дрейфуса! И до конца дней своих заявлял, что Дрейфус предатель и изменник! Хотя все факты доказывали обратное! То же делал и Ромен Роллан, очень популярный в СССР зашитник прав, обжуливший Эйнштейна дешёвой демагогией и прочим «человеколюбием».

Жюль Верн дошёл даже до того, что устами своего очень симпатичного героя Жака Элиасена Франсуа Мари Паганеля оправдывал каннибализм! Мол, «с голодухи» – среди тропических лесов полных растительной пищи!!!

Возврашщаясь к Сабатини.

Тоже перечитал.

Умные мысли, незабытые с детства, остались умными. Странно!

Но в целом – убожество.

Главное, что вызвало моё отвращение – это герой, героиня и их поведение.

Сначала о героине.

В начале романа Блад восклицает: «Либо она мегера, либо я болван. Пожалуй, и то и другое справедливо…»

Сабатини вкладывает в уста героя совершенно правильный и точный диагноз! Она – стерва, а он – болван!

Но затем начинает размалёвывать Арабеллу Бишоп всяческими розово-голубенькими акварелями, в основном напирая на чисто внешнюю её привлекательность для Блада, а затем и лорда Джулиана Уэйда.

Но стерва остаётся злобной стервой, а болван остаётся болваном.

Когда капитан Блад, совершив очередной героический поступок и умело потопив оба судна испанского адмирала дона Мигеля де Эспиноса, спасает её и лорда Джулиана от унизительного плена и прочих ужасов, Арабелла не находит ничего лучшего, как дать волю своей злобе и поблагодарить Блада хамской грубостью: «Среди моих знакомых НЕТ ВОРОВ И ПИРАТОВ!» Сабатини, конечно же, подводит «идеологическую базу», «оправдывающую» её злобность – де, чисто женская ревность! Она узнала из слухов, что Блад убил какого-то другого пирата, дабы заполучить дочь губернатора Тортуги! Мол, поймите, читатель, она «любила» Блада и, разумеется, возревновала! Если она не была злой стервой от природы, она бы могла спокойно спрятать свою ревность в карман в ситуации, где он спас её, пусть не зная о её пребывании на испанском корабле, от немалых бед и, возможно, унизительной и мучительной смерти, будучи отданной на потребу всей команде судна…

Но её злобность и чванливость не давали ей передышки на протяжении всего романа.

И нам тоже.

Теперь о Бладе. «Рыцарь без страха и упрёка» на белом коне, то бишь, на красном испанском судне «Синко Льягас», переименованным им в «Арабеллу». Талантливый военачальник, джентльмен и всё прочее.

(Поскольку я тут вставил избитый литературный штамп о «рыцаре без…», то, в качестве извинения-компенсации, сообщаю читателям:Этот литературный штамп — не выдуманный герой. Сеньор де Баярд, Пьер дю Терай, (1470 – 1524) национальный герой Франции прозванный так за храбрость и самоотверженность.)

Итак, капитан Блад влюблён по уши в стерву. Я уже не говорю о том, что молодой, удачливый, красивый, известный и богатый мужчина в силу «требований нормальной физиологии» не мог годы обходиться платоническими вздохами и мечтами о возлюбленной злыдне, и наверняка не вёл монашеский образ жизни на Тортуге, где для него в любом доме была бы приготовлена свежая постель с уложенной в неё знатной или не слишком дочкой или моложавой хозяйкой…

Что же до «целомудренной» Арабеллы, дожившей, судя по данным романа, до двадцати восьми лет строгой девственницей, то это я оставляю на не очень чистой совести самого Рафаэля Сабатини.

Какой добрый и благородный Блад! Он дважды отпускает на свободу дядю Арабеллы, злобного садиста и мучителя Бишопа. Можно сказать, что он дважды был вынужден использовать Бишопа в качестве заложника своей и всего судна безопасности. В первый раз, вообще, такой необходимости не было, ибо капитан Блад НЕ ДАВАЛ честного слова (которое он, ведь РЫЦАРЬ ЖЕ!!! Всегда держал) освободить Бишопа живым и здоровым.

Пощадил он злобного палача, почти до смерти забившего друга Блада Джереми Питта и по чистой случайности не забившего плетьми его самого, так как тот был ДЯДЕЙ любимой! Блад, который так жаждал свободы от рабства у Бишопа, почему-то забыл о страданиях оставшихся рабов негодяя и во угождение своей стервозной пассии добродушно отпустил мучителя, для новых истязаний и издевательств над его рабами!

Опустим историю второго «помилования»! Де, «честное слово». О каком честном слове может идти речь по отношению к подлецу и безжалостному убийце??? Который и не думал ни давать ни выполнять «честные слова» и даже воли короля! Ну, ладно, такой уж добрый и щепетильный был Блад.

Но в третий раз, в конце романа, когда Блад волей нового короля Вильгельма Оранского становится губернатором Ямайки, он снова благодушно отпускает ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРЕСТУПНИКА и злодея обратно, на Борбадос, в его плантацию. Для новых убийств и жестокостей. Почему? Де, племянница попросила! Если бы она ДЕЙСТВИТЕЛЬНО была порядочной, честной и ДОБРОЙ девушкой, какой её назойливо изображает Сабатини, она должна была бы только ненавидеть такую мразь смертной ненавистью и желать ему мучительной и скорой гибели!!!

Но стерва остаётся стервой, болван остаётся болваном и добрячок по отношению к палачу остаётся таким же ПОСОБНИКОМ ПАЛАЧА!

Вот, кем оказывается в романе замечательный капитан Б…

Детский роман?

Детская литература?

Она должна учит детей и отрочество добродушной снисходительности к палачам и садистам???

Учит!

Так и вырастают палачи, знающие, что их пожурят ласково и отпустят восвояси и, главное, их многочисленные добрячки-пособники, с ласковыми улыбками подталкивающие живое существо в руки истязателей.

Добрые СВОЕЙ брюхогенитальностью.

А о чём ещё думал капитан Б…, отпуская злодея для новых преступлений?

КОНЕЦ РОМАНА.

4 VII 2019

P.S. Малоинтересно было бы узнать, что за жена была у писателя Сабатини? Если он писал с неё свою Арабеллу, то остаётся лишь произнести сакраментальную фразу:

«Каждый мужчина получает то, что он заслуживает. Остальные остаются холостяками…»

Odyssey of captain B… Одиссея капитана Б…: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s