Corrupted vacuum. Коррумпированный вакуум.

Что за чепуха, – возмутится технически грамотный читатель. — Вакуум – это пустота! Как может быть пустота коррумпированной! Бред автора!

Да, собственно вакуум коррупцией заразить трудновато, но людей, причастных к нему – без труда.

Об этом и пойдёт речь.

Вызвал меня директор завода по производству лазеров.

Срочное дело! Послезавтра совещание у директора фирмы. Подготовьтесь. Роман Быстров, вы его знаете, требует для своей линии сборки вакуумную печь очистки с глубиной вакуума в десять в минус шестой атмосферного (одна миллионая нормального давления). Ссылается на то, что имеющаяся вакуумная печь даёт только одну десятитысячную атмосферного, а этого недостаточно!

Простите, а в чём, собственно, проблема, – спросил я.

А в том, что такая печь у Бальцера (Balzer), стоит сто тысяч долларов. У нас они есть. Но сейчас начало года. Если мы истратим на неё все эти деньги, то год ничего крайне нужного для работы купить будет не на что! Значит нужно решать: Покупать её или не покупать и тем обеспечить завод другими приборами, крайне нужными! Повторил директор это «Крайне нужное».

Так вы хотите, чтобы я до послезавтра подготовил аргументированное мнение? Раньше надо было предупредить!

Поймите, только что ко мне позвонил директор фирмы и сообщил об этом. Это не я, а Роман всё крутит!

Роман Быстров был техником, тем не менее занимал пост начальника целого отдела, по табели о рангах требующему инженерной квалификации и потому многие справедливо полагали, что где-то «в верхах» у него «рука». Особых знаний и остроты мышления я у него не замечал, но «рос» он как на дрожжах.

Для меня ситуация была ясна. Фирма заплатит за печь сто тысяч, из которых затем часть «комиссионных» попадёт в карман к Роману и от него, немало, «руке».

У Романа очень сильная позиция, – сказал мне директор завода. – Он связался с нашим заказчиком, концерном Мартин-Мариетта и те, якобы, подтвердили «его мнение».

Ладно, пошёл я в библиотеку почитать материалы по очистке алюминия. Заодно послал факс в этот концерн с вопросом. Быстро получил ответ.

Некий старший инженер, доктор физико-химических наук С.Д.Малькольм, написал мне:

We feel that vacuum of ten in minus six’s degree will be very helpful”.

Английским я владею не шибко, но не понравилось мне слово «ЧУВСТВУЕМ».

В науке и технике «живут не чувством, а умом» и точными рассчётами.

Значит, вот на кого опирается Быстров.

Проблема в том, что ещё в школе ученики узнают, что давление насыщающих паров любого вещества сильно зависит от температуры, а не от объёма. Для примера, давление насыщенного пара воды становится равным атмосферному при ста градусах и вода кипит. Но, если мы поместим стакан с водой в вакуум, и откачаем сильно воздух, то она может закипеть и при комнатной температуре, ибо при комнатной давление её паров окажется выше, чем сниженное насосом давление в вакуумной камере.

Наша проблема, завода лазеров, состояла в том, что алюминиевые отливки остова корпуса прибора, делаются в силиконовых формах, и их надо затем очищать от силикона. Силикон опасный враг лазера. При работе он испаряется и оседает на фокусирующей оптике. Лазерный луч нагревает этот участок линзы и прибор выходит из строя. БЫСТРО!

Поэтому отливки надо чистить в вакуумных печах. Там они нагреваются и силикон в вакууме испаряется.

Но отливку нельзя нагревать выше 120 градусов. Выше – происходит перекристаллизация алюминия и возникают всякие напряжения и искривления в точном каркасе. И дополнительный вакуум практически мало, что изменит.

Для меня было очевидно, что даже вакуум в одну стомиллионную атмосферного не даст существенного улучшения очистки. Литература подтвердила – несколько процентов.

Совещание!

Роман Быстров, директор фирмы, главный химик, доктор наук, его заместитель – кандидат, ещё несколько «ответственных товарищей», директор завода и я.

Мой шеф тихо сказал мне: Не лезьте выступать первым!

Итак, Роман Быстров, поблёскивая наглыми уверенными глазками, расписал ужасы плохой очистки (Совсем не плохой, ибо кроме печи есть ещё разные химочистки, ванны с ультразвуком и прочее). Затем подал директору фирмы отзыв доктора С.Д.Малькольма из Мартин-Мариетта и завершил своё выступление словами: «Как все видят, есть острейшая необходимость купить вакуумную печь Бальцера! Я уломал фирму и она продаст нам печь, стоимостью в сто пятьдесят пять тысяч долларов только за сто тысяч. Я объяснил им, что больше денег нет!»

Все согласно закивали и выразили своё одобрение.

Затем слово предоставили главному химику.

Говорил он недолго, минут пять. Но всё, что я понял из его мнения по этому вопросу было:

«В целом эта печь должна улучшить качество очистки, хотя в частности может быть и не слишком.

С другой стороны, в частности улучшение может быть заметным, хотя в общем, возможно, и незначительным».

После таких многоумных фраз все обратились за дополнениями к его заместителю. Тот заявил, что его шеф совершенно ясно высказался по данному вопросу и ему, кандидату, добавлять нечего.

«Ответственные товарищи» тоже промычали нечто одобрительное о высоком вакууме.

Тогда высокое собрание повернуло свои мудрые головы к моему начальнику.

А тот —ко мне:

«Мол, скажи своё рабочее слово!

Выхожу я, и не дробно как дятел,

А неспешно говорю и сурово,,,»

А.Галич

Я повторил азы школьной физики, сослался на книгу некого А.Рота о давлении насыщенных паров разных материалов и силикона в частности и завершил словами, что нет ни малейшего смысла тратить такие большие деньги на ещё стократное углубление вакуума, когда последующие химочистки всё равно доводят отливки до нужной кондиции.

Роман и иже с ним подняли шум. Главный химик сидел и кивал «своей головою»…

Я добавил: «Учитывая ситуацию, я предлагаю провести эксперимент: поместить эти отливки в вакуумную печь с глубиной в одну миллиардную атмосферы и тогда уж точно мы увидим, сколько процентов очистки будет привнесено столь мощным вакуумом и, возможно, надо будет купить печь не на десять в минус шестой. а на десять в минус восьмой атмосферы.

Хотя она будет стоить втрое-вчетверо дороже.»

Мой начальник с ужасом посмотрел на меня; я ему показал глазами, чтобы не волновался. Роман возликовал!!!

Ещё бы, главный его враг сам лезет в ловушку, а комиссионные вырастут в несколько раз!!!

(В глубине души я был уверен, что отливки станут чище всего на несколько процентов даже в таком глубоком вакууме. Главное – это нагрев, как сказано было выше!)

Сразу был задан вопрос: Откуда нам взять такие печи, если у нас нет даже того, что нужно Роману.

У НАС ОНИ ЕСТЬ! – спокойно ответил я. – Здесь присутствует директор завода по напылению металлических плёнок на оптику. У него там пять печей для напыления, каждая стоимостью в миллион долларов. Если он любезно согласится на несколько часов уступить одну из них для проверки, то…

Директор по напылению вспылил: Вы запачкаете мне мои чистые печи вашим силиконом!!!

Я ответил: Во-первых, они ПЕРЕД этим пройдут всю регулярную очистку в нашей печи. Химики проверят чистоту. Лишь затем мы поместим отливки к вам.

Во-вторых, вы всё равно регулярно чистите ваши печи по специальным методикам, ведь вы напыляете РАЗНЫЕ металлы в разных комбинациях, так что они пройдут обычную рутинную чистку и всё вернётся в норму.

Все согласились с моим предложением и директор напыления тоже.

Через несколько дней состоялся Experimentum Crucis – «Опыт креста», решающий эксперимент.

Позвонил ко мне химик-кандидат и дрожащим голосом рассказал:

Мы взяли десять отливок. Все почищенные старым способом и проверили степень их чистоты. Вполне допустимая! Затем пять поместили в печь с одной миллиардной давления, а другие пять оставили «для контроля».

Все пять отливок, побывавших в «предельно ЧИСТОЙ» печи сверглубокого вакуума, вышли оттуда ГРЯЗНЫМИ так, как не были даже перед нашей стандартной очисткой!!!

Я спросил: А, может быть, вакуум вытянул из глубины какую-то грязь? Которую прежние методы вытянуть не могли?

Во-первых, – ответил химик, – если эта грязь не выходила при наших обычных чистках и при предельной температуре, она не должна выходить и в любом вакууме. Не верю в это! Ведь вы же сами напомнили о роли температуры на совещании!

Во-вторых, мы проверили эти отливки и до нашей чистки, такого не было!

В-третьих, даже если это так, то тем паче не следует вытягивать силикон, сидящий так глубоко в порах и микротрещинах, что сам собой он при высшей рабочей нагрузке лазера НЕ выходит и не портит оптику!

Практика показывает, что лазер работает нормально и выдерживает тот срок, который нормативно установлен!

Результат:

У меня появился ещё один смертельный враг – директор по напылению.

В скором времени, несмотря на яростное сопротивление моего начальника, меня из фирмы выжили и потому все мои враги ТАМ больше мне не пакостят!.

Всё к лучшему в этом лучшем из миров!

10 Х 2019

P.S. Один читатель прислал мне по почте свой комментарий, который я публикую с его разрешения:

«Вдруг слабым манием «РУКИ»,

Эспри был «убран». «Знатоки»!»

Реклама

Corrupted vacuum. Коррумпированный вакуум.: 2 комментария

  1. Уважаемая Hiperbola,
    Спасибо Вам за внимание к вакуумной технике.
    Чувствую, что вскоре мне придётся, как начальнику «Геркулеса» Полыхаеву, обзавестить набором печатей с текстом благодарностей.
    Ваш Эспри

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s