Esthetic Exclusion Rules. Правила Эстетического Запрета.

Лет десять – одиннадцать тому назад я опубликовал главу романа под названием:

«Перевод, который лучше оригинала». Звучит, возможно, для кого-нибудь парадоксально, однако никакого парадокса здесь нет. Если переводчик талантлив и в момент перевода к нему пришло ВДОХНОВЕНИЕ, которого у автора оригинала в момент написания не было, то перевод становится самостоятельным художественным произведением и могущим быть лучше «оригинала», ибо фактически написан лишь «на ту же тему»!

Теперь речь пойдёт о «непереводимом».

Об этом я тоже писал не раз и сейчас лишь попробую обобщить в форме некого чёткого определения.

Предыдущая заметка была посвящена прекрасной повести Ивлина Во «Незабвенная».

По этой повести американцы сделали «художественный» фильм, смотреть который нет ни малейшей возможности. Какая-то омерзительная каша «по мотивам» повести.

Глупо, грубо до похабности и тупо невообразимо!

И дело не в том, что снимал этот «фильм» какой-то дурак и бездарь.

У талантливого режиссёра тоже ничего не получилось бы!

Ибо НЕПЕРЕВОДИМО!

Отвлечёмся чуть в «философию».

Что такое «ИСКУССТВО»?

Это игра в формочки.

Как дети на берегу моря набирают в некие формочки мокрый песок, а потом переворачивают их и выкладывают на ровную поверхность некие «художественно» выглядящие кулички, так же и любое искусство.

Формочки могут быть словесные, это литература.

Звуковые – музыка.

Визуальные – картины

Визуально-звуковые и к тому же динамические – театр и кино.

Так вот, бывают ситуации, когда один тип формочек нельзя «перевести» в другой.

Как нельзя, скажем, звуком передать запах, а словом ощущение цвета.

Ощущения одного рода трудно и часто невозможно передать ДРУГИМИ ОЩУЩЕНИЯМИ.

В литературе умение «жонглировать словами» в самом лучшем смысле этого слова, часто принципиально невозможно передать зрительной картиной или действием. А если и удаётся, то весь художественный эффект всё равно теряется.

Талантливый, очень талантливый, кинорежиссёр Гайдай попытался экранизировать «Двенадцать стульев». И ничего хорошего из этой попытки не получилось.

Ибо красота и сила этого романа и «Золотого телёнка» заключается в гениальном подборе точных и неожиданных слов и фраз, и именно этот, и только он, подбор слов и их сочетаний есть предмет высокого литературного искусства! Показать это или нельзя, или, даже, если удаётся, эмоциональный эффект полностью теряется, ибо он был чисто литературным.

Читая романы Ильфа и Петрова мы восхищаемся не фактами и событиями (действиями), а ЛИШЬ ТЕМ, КАК они СЛОВЕСНО описаны. Именно это описание «КАК» и делает великое произведение литературы великим. Поэтому невозможно некими зрительными образами передать изящество и прелесть словесного описания. Примеров не счесть.

Скажем, глава «Эллочка-людоедка». Когда мы читаем описание лексикона этой «людоедки» , мы смеёмся. Не тому, ЧТО она говорит, а тому, КАК это описано авторами. Поэтому точный «дословный» показ этой главы не вызывает ни малейших признаков улыбки. Это вдруг стало НЕ СМЕШНЫМ. Объяснение дано строкой раньше!

То же с блестящим и остроумно-циничным языком Ивлина Во. Его нельзя передать зрительно!

Нельзя передать зрительно художественную красоту фразы:
«За последние недели выражение лиц, приветствовавших Эме с покойницкой тележки, эволюционировало от безмятежного спокойствия до ликующего восторга.»

Хотя можно что-то «показать» и при этом как раз чувство художественного эстетического наслаждения ИСЧЕЗНЕТ!

Нельзя передать визуально ЛИТЕРАТУРНУЮ, словесную красоту такой фразы:

«Очередь, серая, каменная, была несокрушима, как греческая фаланга. Каждый знал своё место и готов был умереть за свои маленькие права.»

Это ЛИТЕРАТУРНАЯ КЛАССИКА, ГЕНИАЛЬНАЯ!

И воспроизвести её зрительно, сохранив силу и мощь словесного воздействия – НЕВОЗМОЖНО!

Отсюда следствие:

Оказывается талант имеет и ещё один оттенок, который часто отсутствует даже у очень талантливых людей:

Чувство меры, или чувство, ЧТО можно, а ЧТО принципиально невозможно перевести с одного языка художественных форм на другой.

Попробуем помочь в этом затруднении.

В квантовой теории существуют так называемые «Правила Запрета», придуманные Вольфгангом Эрнстом Паули. Они касаются возможных и невозможных состояний микрочастиц.

В Квантовую Психологию Эстетики можно тоже ввести вот это, хотя бы (пока) ОДНО правило запрета:

Принципиально невозможно эстетическое ощущения одной формы искусства перевести в другую.

И дальше перечисление «запретов и разрешений».

Первый запрет – вышеописанный…

13 I 2020

P.S. Фактически, заметка «Правила Эстетического Запрета» есть ничто иное,  как невольная попытка положить начало «Теории Искусства».

Есть «теория музыки», которая таковой не является, а лишь название. Есть «теория артистического искусства», которой тоже нет. Есть «теория живописи», тоже, как и перечисленные, не теория, а всего лишь набор ремесленных правилец и «закончиков» ad hoc!

Это НЕ теория и НЕ наука. Это всё ремёсла (в лучшем случае).

И их правила – для ремесленников.

Итак, Наука Искусства!

Вот задача!

Или НЕЗАДАЧА?

14 I 2020

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s