Young mare Femidi Nemesidi. Кобылица Фемиди Немезиди.

«Увели девушку! – Пробормотал он. – ПРЯМО ИЗ СТОЙЛА УВЕЛИ. Фемиди! Немезиди!

Представитель коллектива Фемиди увёл у единоличника-миллионера…».

Все, конечно, помнят эти слова Остапа Сулеймана Берта Мария Бендера-Задунайского в адрес Зоси Синицкой, бывшей уже двадцать семь дней женой секретаря изоколлектива железнодорожных художников Перикла Фемиди, которому она, О СЧАСТЬЕ, купила НОСКИ С ДВОЙНОЙ ПЯТКОЙ!

Как замечают Ильф и Петров, Остап сразу понял, «что носки с двойной пяткой – это не просто продукция какой-то кооперативной артели лжеинвалидов, а некий символ счастливого брака, узаконенного ЗАГСом».

Сколько раз перечитывал эти два гениальных романа, вроде бы и наизусть уже можно запомнить, а каждый раз обнаруживаю нечто новое, говоря более определённо, вдруг видишь нечто уже давно знакомое под неожиданным углом зрения. Это – ещё одно подтверждение Закона (Запаздывающей) Скрытой Индукции, когда воспринимаем не только прямой смысл, вложенный автором в некое предложение, а в нашем сознании возникает ЛЕГАТО, ассоциативная связь, с чем-то достаточно понятийно удалённым.

Вот и сегодня, вдруг вспомнилась эта классическая фраза Остапа: ПРЯМО ИЗ СТОЙЛА УВЕЛИ,

То есть любимую им девушку, им же и брошенную посреди улицы, увели из стойла как кобылицу! (Девушки, как известно, обычно в стойлах не содержатся…)

Даже доярки и свинарки…

И задал я себе вопрос: Откуда взялось в мозгах Ильфа и Петрова такое неожиданное, но всё же, как у талантов часто бывает, удивительно точное сравнение?

Зося Синицкая, по описаниям, была красивой девушкой с короткой спортивной стрижкой и на лошадь никак не походила.

Так, при чём здесь стойло???

Для этого пришлось вспомнить французскую литературу тех времён, когда в ней небезмятежно расцветали Амандина-Люсиль-Аврора Дюдеван, в девичестве Дюпен, (Жорж Санд) и Александр Дюма-сын, её «очень близкий друг», точнее – любовник, ещё точнее — один из …

За одно уважаю и даже восхищаюсь Жорж Санд. Не её убогими романами для горничных, и не её любовными связями с Шопеном, Проспером Мериме, Дюма-сыном, Альфрелом де Мюссе и многими другими… (Даже свой псевдоним она составила из имени и фамилии своих ранних любовников).

А твёрдостью характера при на удивление «мягкой и слабой женской натуре».

Кто бы ни был у неё в спальне, рано утром она вставала и два часа писала! (Ударения на «А»!)

Думаю, советский журналистский лозунг «Ни дня без строчки» позаимствован именно у неё!

Железная Аврора!

Крейсер! Дредноут!

Ежеутренние залпы Авроры!

Никак не могу похвастать такой «приверженностью к перу»!

Так вот, Жорж Санд довольно юной девушкой (18 лет) была выдана замуж за Казимира Дюдевана, человека, возможно, не злого и с добрыми намерениями, но совершенно лишённого чуткости и деликатности к интимным чувствам молоденькой девушки…

И, вспоминая свои очень нелёгкие девичьи переживания при этом замужестве, она как-то с мужской прямотой сказала Александру Дюма-сыну о судьбе многих девушек:

«Мы растим их как святых, а случАем, как кобылиц».

Так протянулась дуга мыслительного легато от Остапа к Жорж Санд.

Ильф и Петров наверняка знали об этих словах и потому в данном случае «увод девушки из стойла» был естественным!

Разумеется, это лишь вольная фантазия автора, гипотеза, не более.

25 VIII 2020

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s