Again on translations. Снова о переводах.

Тема очень трудная и нелёгкая. Вот, Нора Галь целую книгу написала «Искусство художественного перевода». Обратите внимание на слово «Искусство»! Именно ИСКУССТВО, а не НАУКА художественного перевода. Это уже ясно проводит грань между творчеством научным и художественным.

Навели меня на эти размышления случайные фразы перевода, (анекдотические, по-моему) слов Ленского «Паду ли я, стрелой пронзённый» на украинский.

Звучит ужасно для «русскоязычного уха».

Читал перевод Бабетты Дойч на английский. Звучит, конечно, иначе, но ничего смешного и дико звучащего.

Гипотеза.

Мне представляется, что тут играет большую роль музыкальность поэзии. У Пушкина стихи очень музыкальны. У меня в сознании всегда начинает звучать музыка Моцарта, когда читаю Пушкина. Думаю, Пушкин, будучи очень талантливым поэтом и, конечно же, музыкальным, чувствовал МЕЛОДИКУ СЛОВ РУССКОГО ЯЗЫКА, То есть его стихи были сложением слов-кратких музыкальных отрывков в гармоничную и согласованную МЕЛОДИЮ РИФМ.

И мелодия эта характерна ТОЛЬКО ДЛЯ РУССКОЙ ФОНЕТИКИ.

Поэтому и ЗВУЧИТ ОНА УЖАСНО на украинском, у которого мелодика слов ДРУГАЯ.

Представьте себе, что можно «переводить» музыку с одного «языка» на другой. Как будет звучать Анданте из 21-го концерта для фортепиано с оркестром Моцарта ПО-КИТАЙСКИ?

Или ПО-АРАБСКИ???

Или «перевод» прелюдий Баха?

Или симфоний Бетховена,

ЖУТКО! Нет, не смешно, как «Чи хепнусь я дручком пропертый, чи мимо прошвиндуе вин?»

(за точность украниских слов не ручаюсь), а просто кошмарно.

Моцарт, Бах, Бетховен в китайском звучании!

Моцарт, Бах, Бетховен по-арабски в ритме танца живота!

Страшно даже представить себе!

Прочитал мне как-то один добрый приятель перевод «Евгения Онегина» на иврит, сделанный знаменитым поэтом Шлёнским. Ужасно! НЕ ЗВУЧИТ Пушкин и всё тут.

А в другой раз наткнулся я на перевод того же «Онегина» на английский, сделанный самим Владимиром Набоковым. Знавшим великолепно и русский и английский. Мастер словесности высочайшего класса! Восхищался и восхищаюсь его языком!

Начал читать и ужаснулся.
Это были даже не «белые стихи», а просто прозаический пересказ «Онегина». Исчезла вся музыка пушкинской поэзии, осталась сухая, точная по смыслу проза. Одно название существует для такой попытки: ВЫПЕНДРИВАНИЕ!

А перевод Маршаком Шекспира ЛУЧШЕ, чем оригинал. Некоторые сонеты Шекспира просто ОТВРАТИТЕЛЬНЫ. А Маршак авторизировал перевод и существенно изменил смысл слов, поэтому стал сонет Шекспира звучать не грубо натуралистически, а так, как должна звучать поэзия.

А журнальный перевод Б.Носиком «Незабвенной» Ивлина Во блестяще передаёт все оттенки английского оригинала.

Из описания (самого романтичного и возвышенного) любовной сцены, можно сделать порнографию. Тот же Пушкин из библейского сказания Нового Завета о Святом Благовещении, сделал порнографическую поэму «Гавриилиада».

Тоже, своеобразный «перевод». С церковно-славянского на похабно-порнографический.

(У Пушкина с юных лет была неудержимая страсть к мату и порнографии, о чём свидетельствует даже Царско-Лицейский ученический фольклор.)

Резюмируя:

Думаю, в мысли о МЕЛОДИКЕ слов, из которой составляется МЕЛОДИЯ строки стиха, есть некое рациональное зерно причины, почему иногда ПРИНЦИПИАЛЬНО НЕВОЗМОЖНО сделать перевод поэзии с одного языка на другой.

24 IX 2020

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s