Brighter than a thousand ideas. Ярче тысячи идей.

Продолжение заметки «Не применим первыми» о мыслях, на которые меня настроила книга Роберта Юнга «Ярче тысячи солнц».

Несмотря на моё категорическое неприятие всяких псевдопацифистских идей явно просоветского толка автора, и не просто неприятия, а эмоционального отвержения их, считаю эту книгу ЗАМЕЧАТЕЛЬНОЙ тем, что в ней заключён огромный скрытый потенциал стимуляции дУмания. А это главнейшее и ценнейшее в любой идее, книге, собственно в любом движении человеческой мысли.

Опять, вспомним Закон Запаздывающей (Скрытой) Индукции: В любом талантливом произведении есть две посылки:

Первая – это явная, то, что в ней написано открытым текстом или намёком, аллегорией и прочим, но ЯВНО задумано сознательно автором.

Вторая – неподвластная даже самому автору, некая скрытая энергия мысли, которая заложена в тексте, вновь, неосознанно самим автором этого произведения. Она, эта скрытая индукция, заставляет читателя думать часто о совершенно иных вещах, чем те, что даны в открытом виде.

Иногда по ассоциации – «легато-мышления», а иногда, вообще, никак не связано с написанным!

За конкретными примерами ходить далеко нет надобности:

На меня (и это сугубо личное переживание и мнение) сильно действуют своей Скрытой Индукцией «Максимы и моральные размышления» Франсуа де Ларошфуко и работы Станислава Лема, которых считаю своими учителями и духовными папочками. Это вовсе не значит, что я восторгаюсь какой-то мыслью и начинаю думать в том же направлении. Бывает, конечно, и так, но часто я НЕ ПРИЕМЛЮ высказанную мысль, категорически её отрицаю, но НЕВОЛЬНО начинаю играть с ней, обнаруживая «в тени её» иные, «спрятанные» мысли, совершенно с исходной не связанные!

Другими такими книгами явились биографии учёных, написанные Абраамом Пайсом, об Эйнштейне и других выдающихся учёных, «Эйнштейн» Б.Г.Кузнецова, книга Карла Зелига «Альберт Эйнштейн». По контрасту НИКАКИХ мыслей не вызвала убогая книжонка ВлЛьвова тоже биография «Эйнштейн»!

«Я – математик» Норберта Винера, тоже полна Скрытой Индукции.

Биография Роберта Вуда У. Сибрука,

«На глубину морей в батискафе» О.Пикара.

Небольшая книга Б.Катца «Нерв, мыщца и синапс»…

В художественной литературе, это, разумеется, лва гениальных романа Ильфа и Петрова, дилогия Леонида Соловьёва «Повесть о Хоже Насреддине», «Незабвенная» Ивлина Во, два романа Солженицына «В круге первом и «Раковый корпус».

В общем, не могу перечислять целый библиографический список книг Скрытой Индукции. Тем паче, что это наверняка крайне субъективно.

Возвращаясь к Юнгу.

Некоторые строчки просто очаровтельны.

Ральф Ландсхофф вспоминает:

«Однажды в кабинете Теллера собрались Ферми, фон Нейман и Фейнман. Я тоже там присутствовал, так как мне предстояло выполнить планируемые здесь вычисления. Возникало и отвергалось много разных идей, и через каждые несколько минут у Ферми и Теллера появлялась необходимость быстрой численной проверки. И тогда учёные начинали действовать: Фейнман – с помощью настольного арифмометра, Ферми – с помощью маленькой логарифмической линейки, которую постоянно носил с собой, а фон Нейман – обходился своей головой. Голова обычно срабатывала БЫСТРЕЙ, и было поразительно, как близко совпадали все три ответа»

Мне лично страшно понравилось, что голова Джона фон Неймана срабатывала быстрей!

Этот выдающийся математик, уехавший из хортистской Венгрии сначала в Геттинген, тогда математическую столицу мира и работавший там с великим Давидом Гильбертом, позже переехал в США и работал в Принстонском институте Высших Физических Исследований. Интересно, что он тоже, как любой человек с большой душой, был начисто лишён всяких снобистских чванливых замашек, будучи НЕЗАУРЯДНЫМ талантом в математике. Ему, например, принадлежит известная фраза о Курте Гёделе: «Как любой из нас может называться профессором, если Гёдель им не является?!»

Фон Нейман любил «играть» с вычислительными машинами, в развитие которых он внёс немалый вклад. Он даже придумал саморазмножающиес машины. Разумеется, это были некие математические модели таких «существ» которые саморазмножались, пока хватало «питания». Ученик фон Неймана Кедеми утверждает: «Ведя эксперименты дальше, можно было ограничить питание исходным сырьём С ТЕМ, ЧТОБЫ ЗАСТАВИТЬ МАШИНЫ ДРАТЬСЯ ЗА «ЖИЗНЕННОЕ ПРОСТРАНСТВО» ВПЛОТЬ ДО УБИЙСТВА ДРУГ ДРУГА»!

Эту идею много лет позже советский физик А.П. Мицкевич, писаший под псевдонимом «А.П.Днепров», художественно развил в рассказе «Крабы идут по острову».

Но меня лично поразило не это. А неосознанное даже каннибальство идеи ЗАСТАВИТЬ МАШИНЫ ДРАТЬСЯ ДРУГ С ДРУГОМ ЗА КУСОК ПИРОГА!!! Да это те же игры гладиаторов! Коррида, петушиные или собачьи бои! В основе всего – жажда крови и убийства, чисто каннибальский ИНСТИНКТ! Любовь к убийству, неудержимая тяга к нему, присуща исходно, генетически, большинству потомков каннибалов!

Джон фон Нейман, конечно же, этого не сознавал и даже не задумывался над такой трактовкой, а просто стремился максимально приблизить модель к РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНИ. Им, кстати, создана знаменитая теория игр, теорема «минимакса», которые получили широкое распространение в экономике и военных играх.

На странные ассоциативные игры мысли и выводы натолкнули меня эти строки про машинные самовоспроизводящиеся модели.

ДЕРУЩИЕСЯ НАСМЕРТЬ…

1 IV 2021

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s