In his «History» refinement, simpleness… В его «Истории» изящность, простота…

Улучшистика Пушкина.

Как читателям уже знакомо, парафразёр Эспри не только придумывает всякие завиральные теории, формулирует новые законы физики, химии, биологии, философии и психологии творчества, но и посягает на создание целых наук, в частности на создание науки «Ошибкологии» и науки «Улучшистики». О последней и пойдёт речь в этой заметочке.

Спешу заверить живых и скончавшихся родственников Гения Всех Времён и Народов и Корифея Всех Наук тов. И.В.Сталина, что на титул оный Эспри никоим образом не посягает и скромно довольствуется тем, что уже создал и создаст (возможно!) в будущем.

Суть «Улучшистики» сводится к простым постулатам:

Нет ничего столь хорошего, кроме шедевров, что не может быть улучшено.

Нет ничего столь плохого, кроме «антишедевров», что не может быть ухудшено.

Постулаты, противоположные по смыслу, тривиальны и посему исключаются из оснований «Улучшистики».

Примеры воплощения идей этой науки в практику уже опубликованы неоднократно.

В них Эспри «улучшает» Окуджаву, Пастернака, и даже самого Пушкина, поскольку последний при всей его великой одарённости, был по характеру халтурщиком, и писал, что в данный момент взбредёт в голову. Что писал – не страшно, все мы пишем, что взбредёт в голову.

НО ПУБЛИКОВАТЬ это «пришедшее в голову» без разбору, тут опасность как раз и кроется,.

Может появиться подобный Эспри другой улучшист, который тоже начнёт улучшать Пушкина.

Подробней на эту тему выскажемся чуть позже.

А сейчас – Акт Улучшистики.

Поссорившись с Карамзиным, Пушкин написал злую эпиграмму на его знаменитую «Историю Государства Российского».

«В его «Истории» изящность, простота

Доказывают нам без всякого пристрастья
Необходимость самовластья

И прелести кнута.»

Даже полный аналфабет в поэзии, коим Эспри и является, может заметить, что размер стиха грубо нарушен в двух последних строках.

Призвав на помощь Улучшистику нетрудно восстановить хотя бы приблизительное равновесие между первыми двумя и последними строчками эпиграммы.

«В его «Истории» изящность, простота

Доказывают нам без всякого пристрастья
Необходимость для России самовластья,

А также пОрочные прелести кнута,»

(В слове «пОрочные» – ударение на первом «О»)

Кажется, размерное равновесие таким образом восстановлено? Читатели, разумеется, могут предложить свои варианты, более удачные. Ибо использование науки «Улучшистики», как и любой науки, не есть привилегия одного лишь человека, пусть даже её создателя.

«Улучшистика», единожды возникнув, принадлежит всему человечеству!


У Пушкина некоторый осадок от общения с Карамзиным, при всё его «уважении» к последнему, сохранился со времён отрочества, прошедшего в Царскосельском Лицее.

Дело в том, что второй женой Карамзина была на редкость красивая молодая женщина — Екатерина Андреевна Карамзина, побочная дочь князя А.И.Вяземского и единокровная (по отцу) сестра известного поэта и друга Пушкина князя П.А.Вяземского.

Жили Карамзины тоже в Царском Селе и Пушкин, очевидно, был вхож в их дом. Ранняя африканская сексуальность Пушкина, нашедшая отражение в его пристрастии к «ненормативной лексике» (мату) и склонности сочинять порнографические стишки и даже поэмы, проявилась и в его «чувствах» определённого рода к Екатерине Андреевне. Нисколько не стыдясь, он послал ей любовное письмо с откровенным призывом: «Пойдём, лягим!»

Екатерина Андреевна показала наглое и непристойное письмо сексуально озабоченного отрока мужу. Карамзины вызвали Пушкина и «Хорошенько намылили ему голову», как выразился один из биографов Пушкина. Так что последующая «взрослая» ссора с Карамзиным, была для Пушкина лишь «тригером», предлогом для написания эпиграммы.

А теперь – к обещанной теме Улучшистики.

Имеет ли право на существование данная наука? Или это просто блажь, не первая и не последняя, её создателя?

Нам представляется, что имеет.

Ибо искусство – это игра в формы. Оно отвечает на вопрос «КАК», а не «ЧТО» и «ПОЧЕМУ». То есть важна не тема описания, а форма, в которую заключено это описание.

Уже на раз говорилось, что бездарь может описать некие жуткие космические катастрофы, взрывы сверхновых, поглощение галактик чёрными дырами с сопутствующей гибелью миллионов живых миров, а нам – не страшно, не больно, не грустно, а прозаично скучно.

Талант же опишет самую что ни на сесть заурядность так, что это навечно запомнится нам как блестящее произведение литературы.

Но, коль скоро, как следует из рассуждений, задача искусства – это стремление к совершенству формы, то это и есть наивысший судья и наивысший критерий для оценки произведения искусства. И, если рука творца в мгновение созидания дрогнула и форма вылилась не слишком удачно и талантливо, как могло бы быть, и КАК ДОЛЖНО БЫЛО БЫ БЫТЬ, то

Faciant Meliora Potentes — Пусть сделает лучше, кто может.

Посему наука Улучшистика вполне легитимна, ибо цель её – выполнить наивысшее задание любого искусства – СОЗДАТЬ ШЕДЕВР!

Даже, если ей этого свершить не дано, то хоть немного, но улучшить форму художественного произведения.

Надеюсь, читатели согласятся с этими выводами.

Эспри де ЛЭскалье, улучшист и ошибковед.

28 XII 2021

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s