Verdi and Solzhenitsyn. Parallels. Верди и Солженицын. Параллели.

В недавно упоминавшейся мной опере Верди «Риголетто» есть ария Джильды, начинающаяся словами «В храм я вошла смиренно Богу принесть моленья…». Действие происходит в дворце герцога Мантуанского, соблазнившего Джильду. И вначале разъярённый Риголетто является туда с целью спасти свою дочь, для чего обрушивает поток угроз на придворных, ЗНАЮЩИХ СВОЮ РЕАЛЬНУЮ СИЛУ и потому даже не считающих нужным прибить шута за его «Вы погрязли в разврате глубоко, но не продам я честь дочери своей!» Под конец своей тирады Риголетто уже не угрожает, а умоляет отдать ему Джильду: «Господа, сжальтесь вы надо мною, старику дочь его возвратите…, Чуть позже: «Морульё, сеньор мой, ты добрее и чище душою..» И в ответ – молчание!

Из покоев герцога выбегает Джильда и Риголетто сурово говорит ей: «Правду, только правду!»

А ЧТО может ответить бедная девочка, ежели по уши уже влюбилась в красавца, «бедного студента Гвалтьера Мальде», оказавшегося не больше не меньше Герцогом Мантуи и заурядным бабником по совместительству. Так что ни о какой «чести» и говорить уже не приходится. Всё свершилось полюбовно и с обоюдного согласия.

Так вот, перед тем тем, как Джильда начинает свою арию, звучит короткое оркестровое вступление, предваряющее мелодию её арии.

(В литературе такое называется «предисловием». В музыке это можно было бы назвать «предзвучием»)

НО!!!

Верди вставляет в это «предзвучие» всего ОДНУ НОТУ, которой НЕТ в последующей арии. ГЕНИАЛЬНУЮ НОТУ!

Одна нота, которая придаёт этой короткой мелодии не просто иное, а какое-то завораживающее звучание.

В талантливом романе Солженицына «В круге первом» есть глава, называющаяся «Верните нам смертную казнь.» Описывается беседа Абакумова со Сталиным, в которой первый просит Сталина, вернуть отменённую им за несколько лет до 1949 года смертную казнь. Абакумов объясняет, что, конечно же, смертная казнь РЕАЛЬНО осталась, и заключённых, приговорённых к ней «тройкой», убивают, но проблема в том, что из-за официально «несуществующей» казни, приходится «оформлять» в официальных документах о смерти какие-то другие причины гибели: Несчастный случай, нервный стресс, самоубийство, сердечный приступ и прочее «НЕУДОБСТВО».

И Сталин на просьбу Абакумова, задумчиво отвечает: «Знаю, –…Думал об этом!»

Абакумов – в восхищении прозорливостью и столь гениальным вИдением Сталина в зыбкую дымку будущего. Он всё предвидит! Он обо всём думает РАНЬШЕ, чем подданные его даже попросили об этом! Гений всех времён и народов!!!

А Сталин с иронией спрашивает у Министра Госбезопасности:

«А ты – нэ боишься, что мы тэбя жи ПЕРВОГО и расстреляем?»

Эта «шутка» товарища Сталина пронзает могильным холодом всё тело Абакумова. И он спешит заверить Вождя и Учителя:

«Товарищ Сталин!.. Так, если я заслуживаю… Если нужно…»

……………………………………………

«Правильно! – С улыбкой расположения, как бы хваля за сообразительность, сказал Сталин. –КОГДА заслужишь — тогда и расстреляем!»

Тут та же гениальная нота, как у Верди.

Абакумов сказал «ЕСЛИ» Наклонение сослагательное!

А для Сталина вопрос УЖЕ РЕШЁН: КОГДА!!!

Так моё легато-мышление (или, иначе, ассоциативное мышление) связало оперу Верди с романом Солженицына.

31 VIII 2022

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s