Reading book of Dmitiy Panin. Читая Дмитрия Панина.

Читая Дмитрия Панина

«Лубянка —Экибастуз»
Лагерные записки.

Дмитрий Панин, ставший прототипом Дмитрия Сологдина, одного из главных героев прекрасного романа Солженицына «В круге первом», несомненно – человек глубоко порядочный, честный, умный, мысдящий нешаблонно.
Светлая ему память!

Эту книгу купила моя Мама и прочла её много лет тому назад. Я же только спросил у неё о впечатлении.
«Страшная книга» – ответила Мама прочитав её от корки до корки. Конечно, имеется в виду, ЧТО в ней описывалось. Не знаю, почему, скорее всего из-за  такого отзыва, я её сознательно избегал. Жизнь вокруг сама по себе достаточно мерзка и не хотелось добавлять к моей мизантропии ещё один штрих. Картинка, почище «Острова мёртвых» Бёклина, с юмором описанная у Ильфа и Петрова:
«Над пианино висела репродукция картины Беклина «Остров мертвых» в раме фантази темно-зеленого полированного дуба под стеклом. Один угол стекла давно вылетел, и обнаженная часть картины была так отделана мухами, что совершенно сливалась с рамой. Что творилось в этой  части острова мертвых – узнать было уже невозможно».

Уважая Панина и относясь к нему с полным доверием и восхищением, я, однако, не мог не заметить некоторых ошибок (по моему мнению), допущенных им.

«Народ» – хороший, правители  – «Бяки».
Это одна из истин, которые Панин проповедует в книге.
Не он один в этом нелепом заблуждении.

И тут же, себе противореча, говорит о сотнях тысяч и миллионах палачей и стукачей в этом же самом «народе». Так, откуда они взялись, если бОльшая часть «народа» – добрые, хорошие и порядочные люди???
Панин не раз говорит о «щупальцах» доносчиков, которые запустила Советская власть в народы Советского Союза. Но, если эти народы ХОРОШИЕ, ЧЕСТНЫЕ И ПОРЯДОЧНЫЕ, они бы моментально ОБРУБИЛИ эти змеевидные отростки власти, а не давали бы им прорасти во все уголки и уголочки жизни людей. Ан нет, щупальцы жили семьдестят лет и по сей день благоденствуют  и  трудятся во благо власть имущим! Только это  уже начисто опровергает тезис Панина, основанный на христианской заповеди о любви к ближнему.

Пушкин пишет, что «народ любит зрелища и что казни тоже были для него зрелищем».
Я бы добавил, не «тоже», а САМЫМ НАИПРИВЛЕКАТЕЛЬНЕЙШИМ!!!
В учебниках истории упоминается знаменитый лозунг «римской черни, римской толпы, римского плебса»: Panem et circenses! Хлеба и цирковых зрелищ!  Так,  –  написано в литературе, – в связи с победой императора Траяна, «зрелища» длились 123 дня, в которых «участвовали» десять тысяч гладиаторов и «было затравлено» одиинадцать тысяч диких зверей!
Тут два вопроса:
Откуда такая жажда крови и животных и людей у толпы?
Что такое НАРОД?
На первый вопррос ответ очевиден: Гены каннибалов правят бал и соответствующее этим генам воспитание. И по сей день те же склонности и нравы!
Ответ на второй вопрос ещё более очевиден: Эта «чернь, толпа, плебс» и ЕСТЬ НАСТОЯЩИЙ НАРОД! Это что  – толпа, чернь, плебс – отдельные «редко встречающиеся» выродки? Осатаневшие «единичные случаи»? НЕТ!!! Это абсолютное большинство любого народа!
Это и есть НАСТОЯЩИЙ НАРОД!

Сам же Панин рассказывает о нескольких, крайне редких, случаях его соприкосновения с хорошими людьми — Марика, Изольда, Анечка, Римма — женщины с добрыми и преданными сердцами, но СКОЛЬКО ТАКИХ??? Тысячи, сотни тысяч, миллионы?
ЕДИНИЦЫ!!!

В своей книге он пишет, что не следует судить о том или ином народе по неким выродкам  – злодеям! Он прав лишь частично. По отдельным личностям нельзя судить о целом народе, неком этническом стаде.  Это совершенно верно!  Но, если сравнить количество выдающихся ПО НРАВСТВЕННОСТИ людей, представителей данного этноса, и количество мерзавцев в этом же этносе, то последние всегда находятся в подавляющем, абсолютном большинстве! Судить о любом стаде нужно ПО САМОМУ СТАДУ!
Есть так называемая «Кривая колокола Гаусса». Это – графически выраженное статистическое распределение вероятностей.
Вдоль оси «Х» откладывается некое качество молекул, людей или какого-либо другого множества.
По оси «У» откладывается количество молекул, людей и прочее. Так вот, в любом большом наборе молекул всегда имеются две малочисленные крайности: Молекулы очень горячие – быстро движущиеся (высокая температура) и молекулы очень холодные – медленно движущиеся (низкая температура). Но НЕ ОНИ характеризуют СРЕДНЮЮ температуру данного объёма вещества, а БОЛЬШИНСТВО! Точно также и с людьми. О народе надо судить не по выдающимся его представителям, ни по особо известным извергам и злодеям, а ПО БОЛЬШИНСТВУ.
А большинство – это стадо тупых и злобных существ, чьё мышление и, соответственно, нравственноть, нацелены на обслуживание сугубо брюхогенитальных интересов и потребностей в узком и широком понимании этого слова. Я написал слово «нравственность» ошибочно! Нравственность и брюхогенитальные потребности ВСЕГДА находятся в несовместном противоречии друг другу! Нравственность как раз и заключается в том, чтобы пренебречь этими биологическими интересами ради более высокой и благородной цели. Правильнее было бы написать «БЕЗнравственность».
Так что максимум, вершина колокола Гаусса, явно сдвинута в сторону мерзавцев и подонков, увы!

Почему и сегодня массы так называемых людей восторгаются Гитлером и Сталиным? Злодеями! Почему не выходят на демонстрации с портретами Сахарова, Панина, с портретами противников Гитлера, как, например, полковника Клауса фон Штауфенберга? Да потому, что именно  человекоподобные монстры Сталин и Гитлер и являются их героями, их «социально и духовно БЛИЗКИМИ», потому, что все эти миллионы и миллионы, вроде «недоумков», дай им только волю, были бы  В ТОЧНОСТИ ТАКИМИ ЖЕ, как Сталин и Гитлер!!!
Посему любое стадо, этническое, государственное, политическое, профессиональное, социальное – всегда СТАДО и оно неотличимо по ужимкам и прыжкам от любого другого!

Другой неверный тезис – это ссылки на религию.
Панин, человек умный, нравственный и честный, тем не менее, путает,  как и очень многие другие, два несовместимых понятия: ВЕРА и РЕЛИГИЯ.
Для него – это синонимы.
Ошибка двойная, если не больше.
ВЕРА – это некое состояние души человека.
РЕЛИГИЯ – это социальный институт, созданный людьми, обычно жуликами, эксплуатирующими душевную слабость очень многих, часто отчаявшихся и поэтому нуждающихся хотя бы в иллюзорном утешении, людей и НАЖИВАЮЩИХСЯ на этой слабости.

Панин, будучи христианином, подчёркивает неоднократно важность ритуалов, в частности молитвы, посещения церкви и пр.  Это его вторая ошибка.
Ритуалы — это заменяющие реальные действия, обычно всегда во много раз более лёгкие, ПСЕВДОДЕЙСТВИЯ, ЛЖЕДЕЙСТВИЯ. Воздевать руки кверху и просить Бога о чём-то, гораздо легче во всех отношениях, чем реально сделать то, что необходимо для разрешения проблемы. В лучшем случае,  это – лёгкая самопсихотерапия.

Дать людям погибнуть в огне пожара или под развалинами здания гораздо легче, чем немедленно направить отряды высокопрофессиональных спасателей, с риском для их жизни, спасать гибнущих.
Направить военно-морские силы на спасение пассажиров упавшего в море, горящего в керосиновом пятне на воде самолёта, несравненно трудней и опасней, чем дать несчастным погибнуть, а ЗАТЕМ бросать в воду венки со «скорбно поджатыми губами» или объявлять дни «национального траура», приносить к дымящимся развалинам букетики и зажигать свечки.
На ритуалы все горазды, ибо это легковыполнимо и БЕЗОПАСНО!

В связи с этим вспомнился анекдот двухсотлетней давности.
В некоем местечке в России появились царские жандармы, которые насильно забирали молодых людей в армию на 25 лет, а то и поэжизненно. Пришёл бедный еврей к раввину и  объясняет ему, что у него один едиственный сын, который помогает ему по хозяйству, без него – семья пропадёт и просит помочь, избавить его сына от призыва.
Раввин даёт ему совет читать некую молитву трижды в день в течение недели.
Через неделю прибегает проситель в отчаянии и сообщает, что сына забрали…
Раввин удивляется, задумывается, а затем спрашивает:
Я забыл спросить тебя в прошлый раз, скажи, а была у твоего сына ГРЫЖА ???
Нет, – отвечает бедный отец,  – не было у него грыжи.
Раввин с облегчением вздыхает:
А БЕЗ ГРЫЖИ МОЛИТВЫ НЕ ПОМОГАЮТ!

Панин описывает своё чудесное выздоровление от пеллагры, целиком относя его деянию Божьему. Пеллагра – это типичное заболевание, вызванное недостатком нормального питания, отсутствием витаминов «В», и, особенно «РР» никотиновой кислоты а также триптофана. Сорок дней он, страдая, умирал от пеллагры и истово молился. И Бог услышал ЕГО молитвы и спас его. Конечно, не Бог, а некий вид пищи, который всё же попадал в него благодаря заботам Марики, женщины из медчасти лагеря, проникнувшейся к нему любовью и состраданием. В организме накопилось достаточное количество нужных веществ и это вызвало перелом в ходе смертельной болезни. Вновь, эта «болезнь», как цынга, бери-бери и другие, фактически не болезнь,  а острейший авитаминоз. Панин не врач, а талантливый инженер и не мог знать, чем и как себя вылечить. Тем паче, пеллагра на определённых стадиях вызывает и психические расстройства и стирание памяти. Почему из десятков миллионов погибших в сталинских лагерях мучительной смертью людей добрый и всемилосердный Бог, ЭТО ДОПУСТИВШИЙ, выбрал именно Дмитрия Михайловича Панина для исцеления, думаю и сам Панин не смог бы объяснить, и верно, что не смог бы. Ибо  не Бог, а помощь ЧЕЛОВЕКА, сострадающего и высоконравственного, сделала «невозможное»  исцеление возможным.

Панин, вообще, склонен к весьма выборочным и субъективным суждениям, типа: Христианская вера объединила порядочных людей и поэтому они выжили. Как и любая религия, вновь, не она, а воспитание и гены сделали порядочных людей порядочными. И их-то, отмечает сам  Панин, уничтожали с особой охотой и лёгкостью подонки, составляющие большинство стада.
«Умри ты сегодня, а я – завтра!»
Не религия делает людей людьми, а гены и воспитание. Якобы верующих – пруд пруди, а сколько среди них порядочных людей? Не больше, чем среди неверующих. Никакая религия не сделает из НЕЛЮДИ людей!  Нет никакой связи между религией и нравственностью. Ибо нравственность – это духовный стержень человека, его суть, его СОДЕРЖДАНИЕ, а религии, верования, суеверия, предрасудки, догмы,  взгляды, демагогия – это всё ФОРМЫ, в которые любой жулик и подонок облекает свою аморальность и ловко оправдывает ими свои самые гнусные поступки.
У всех людоедов всегда были  и есть наготове тысячи очень убедительных доводов о пользе и просто ЖИЗНЕННОЙ необходимости людоедства!

Панин описывает своё пребывание в лагерной тюрьме. В рамках «законного убийства» (доблестные сталинские соколы-чекисты, решили убить его за неподатливость руками уголовника).  Приём известный и широкоупотребительный у самоотверженных борцов за счастливое будущее всего человечества.
Так Вождь и Учитель убил Карла Радека. На суде Радек лез из кожи вон, дабы наилучшим и наиубедительнейшим образом сыграть порученную ему роль «СПРАВЕДЛИВО осуждённого» самым гуманным в мире советским судом.
Оберпалач Сталина Вышинский лицемерно спросил Радека НА ОТКРЫТОМ для западных журнслистов ПОКАЗАТЕЛЬНОМ суде:
«Вот, обвиняемый Радек, буржуазная пресса клевещет на советские органы правосудия, приписывая им пытки заключённых! Скажите честно, вас пытали?»
Радек радостно засмеялся (ЭТО НА СКАМЬЕ ПОДСУДИМЫХ!!!) и ответил:
«Не меня, а Я ПЫТАЛ следователя, не признаваясь в своей антисоветской деятельности!!!»

За что и получил «благодарность» — десять лет лагеря, вместо двух  выстрелов в затылок в подвале тюрьмы. Если  бы Радек  был чуть поумней, он бы понял, что убийство его не отменено Сталиным, а лишь отложено, причём от двух пуль в голову умирают сразу! Мгновенно!
А он был избит и задушен уголовником-порученцем в лагере, что сделало его смерть куда более мучительной. И жизнь в лагере тоже – не санаторий, полна страданий и унижений.

Возвращаюсь к судьбе Панина. Серийный убийца по прозвищу Лом-Лопата был подсажен к нему в камеру. Особенность этого убийцы заключалась в том, как аналитически описывает его Панин, что он сатанел от недостатка пищи, даже не от голода – он не голодал, так как отнимал её у других заключённых или убивал их. Когда, спустя несколько лет, Панин встретил его в другом лагере на «хлебной должности» (СЕРИЙНОГО УБИЙЦУ!!!) тот разговаривал с ним совершенно «по-человечески». А в камере Панин сумел сломать его психологически и даже победить НКВДешников. Здесь, разумеется, проявилась не христианская вера Панина, а  его несгибаемый характер и холодное мужество.

Меня удивляет, что Солженицын в своём романе рисует Сологдина куда менее красочно и живо по сравнению с другим прототипом Львом Копелевым (Лев Рубин в романе). Хотя в реальности было как раз наоборот. Копелев был и остался типичным Homo Sovieticus(ом). Заурядностью и ничтожеством с точки зрения и способностей и душевного склада. Мелкий человечек! В романе же Лев Рубин, оставаясь коммунистом-начётчиком, блещет талантами рассказчика, фантазёра и остроумнейшего человека. Сологдин же (Панин) изображён каким-то «чудаком», туповатым и  ограниченным изобретателем «Русского языка», сугубо «Русского»  – Не ИНЖЕНЕР, а ЗИЖДИТЕЛЬ, не СФЕРА – а ОШАРИЕ!  Панин в своей книге упоминает об этом своём увлечении «Языком Предельной Ясности», как он назвал эту блажь. Следуя методу Панина Интернет следует назвать Всесветная Сеть,  Туннель — Лаз, Подземный Ход,  Компьютер – Вычислитель, Считатель, Сайт – Место Встреч, Дом Свиданий, Публичный Дом…
Думаю, посвящу этой теме отдельную заметочку.

О Копелеве и Солженицыне Панин отзывается весьма комплиментарно. Это вновь показывает, что при всём его уме и проницательности, он совершенно не разобрался в сути этих двух безнравственных приспособленцев. Правда, впоследствии он написал Солженицыну целую серию совсем не ласкающих его писем. Но вдова Панина, жившая в Париже, заявила, что не даст эти письма публиковать до смерти Солженицына. Она умерла, Солженицын умер, а писем как небывало!
Пытался я связаться с сыном Панина, Сергеем Дмитриевичем Паниным, но безрезультатно, возможно, тоже умер.

Панин – несомненно порядочный человек. Одна микродеталь уже ясно показывает это. В романе Солженицына описывается любовная сцена с участием Сологдина и замужней вольнонаёмной, работавшей в шарашке, под именем Еминой.  Панин же в своей книге пишет, что у него с этой женщиной были отношения «шутливо-влюблённые», но сугубо платонические!
Мне нет ни малейшего дела до «подробностей», но сам факт ТАКОГО замечания Панина, показывает его настощее джентльменство, высокую порядочность, к сожалению, многим мужчинам несвойственную. Пушкин, например, как и любой заурядный подонок, не имеющий даже представления о том, ЧТО можно предавать гласности, а о ЧЁМ порядочный мужчина должен МОЛЧАТЬ, открыто хвастался своими «победами» и писал гнусные стишки и эпиграммы на женщин, которые по-глупости, думая, что он ДВОРЯНИН, имели с ним интимные отношения. И таких подлецов – легион!
А женщины, чья «болтливость» стала притчей во языцех (у мужчин, шовинистов своего пола), как раз ОТЛИЧНО понимают этот нюанс и умеют хранить скромное молчание!!!
Мужчинам бы многим ЭТОМУ поучиться у них.

Реального героизма Панина  Солженицын даже не упоминает! Ибо сам был стукачом. Учитывая, однако, что Солженицын был достаточно прозорлив, он «воспевал» Копелева, зная, что тот вертелся в литературных кругах и по выходе из шарашки мог БЫТЬ ВЕСЬМА ПОЛЕЗНЫМ СВОИМИ СВЯЗЯМИ, в то время как Панин, инженер, как проталкиватель его, Солженицына, литературных опусов, был БЕСПОЛЕЗЕН. Прав оказался Александр Исаевич! Помог ему и весьма Копелев.
Когда «Лёвушка» уехал в Западную Германию под крылышко немецких левых «прогрессистов», то послушно запел под их дудку и искренне был возмущён и огорчён, когда в СССР его лишили родного СОВЕТСКОГО гражданства! Бездарь и ничтожество. Заурядный раб приспособленец!  Я по глупости купил как-то его книжицу «Мы жили в Кёльне» и намеревался купить и первую «Мы жили в Москве». К счастью, прочитав вторую, увидел, что это убогий пИсатель, не  способный ни к генерированию  оригинальных идей, ни к талантливому литературному описанию реальности. И мыслишки и язык – деревянно-советские.
Если Копелев так любил Советскую. Власть, а он  ЛЮБИЛ, даже будучи  ЕЁ ЗЭКом, какого чёрта он попёр в Западную Германию???
Сидел бы в СССР под крылышком любимой Партии, нюхал бы свою родную портянку и колдобился бы от счастья?
Нет, полез лизать задницу немецким левым подонкам во главе с дегенератом Генрихом Бёллем,  получать немецкие денежки и извиваться как мог, угождая «политичекой корректности» прокоммунистических немецких «интеллигентов» и петь  под их волынку лишённым приятности голосом «ПАЧАМУ мы стриляли друх в друха?».
Неясно было подонку Копелеву  – ПОЧЕМУ?!
Рабство, извечное и неизбывное, смердит с каждой страницы его книжонки!
Никакого  сравнения с Паниным!
Солженицын же под старость или впал в полный маразм или, что близко к первому предположению, решил снять свою руку со своего же горла и увековечить себя, пропев, наконец,  лебединую песню – написать свой «Майн Кампф» – библию погромщиков «Двести лет в месте».
Убого, скучно, насквозь лживо и тенденциозно (как будто писал это  по заданию Партии и Правительства).
Раз стукач – всегда стукач.

Дмитрию Михайловичу Панину – вечная и светлая память!

30 III 2018

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s