Janitor Spiridon and Cardinal de Retz. Дворник Спиридон и Кардинал де Ретц.

На фотографии – Кардинал де Ретц. Лицо уж очень простое, никак не аристократа, а скорее дворника. Портретом дворника Спиридона не располагаю. Но любой читатель может без труда найти такового у себя в доме или по соседству.

Дворник Спиридон – это один из персонажей прекрасного романа Солженицына «В круге первом». Литературный герой, имевший, наверно, своего прототипа.
Кардинал де Ретц, Жан Франсуа Поль де Гонди, (1613-1679) – историческая личность, один из глав Фронды.
Почему я поставил их рядом?
Потому что рядом можно поставить ещё и десятки миллиардов других таких же двуногих.
Со времени возникновения «человека» и по сей день на Земле жило около восьмидесяти миллиардов таких существ и большинство из них могли бы составить эту славную когорту ШКУРНИКОВ! То есть оппортунистов, приспособленцев, озабоченных лишь собственными брюхогенитальными интересами, а всё остальное – побоку.

Спиридон описывается Солженицыным с явной симпатией. Мол, главным, чему он был верен – это «семья», то есть МОЖНО сотрудничать с кем угодно, предавать кого угодно, стрелять в кого угодно, если это способствует его брюхогенитальным интересам (в широком смысле этого слова). Всё, что ни делается для СЕБЯ – всё высокоморально и богоугодно!  (Не таков ли был и автор романа?)
Но, вот, незадача, оказавшись с этой своей семьёй в Германии, где его неплохо подлечили НЕМЕЦКИЕ врачи, он поддался на лживую советскую пропаганду, зовущую «сынов и дочерей России» обратно, «на Родину»! И дочка, девица на выданье, тоже капала папочке: «Что ж, я, ЗА НЕМЦА ЗАМУЖ выйду???!!!»
На границе у них отняли красочные буклеты зовущей их «Родины», в которых им обещались всяческие милости и забвение «их прежних деяний» и отправили этапом в тюрьмы и лагеря.
А позже дочь его, девственница, не пожелавшая поднести её на блюдечке с голубой каёмочкой какому-нибудь немцу, писала папочке, что деется с ней ТАКОЕ в этом ИТР-лагере, что и писать об этом отцу ей постыдно и недостойно!

Кардинал де Ретц был  личным врагом герцога Франсуа де Ларошфуко, который тоже был во главе Фронды, будучи весьма близким другом герцогини де Лонгвиль. Её сына от Ларошфуко крестил всё тот же Кардинал де Ретц,  что не мешало ему  быть занятым одной мыслью о своём личном преуспеянии, невзирая ни на что. Поэтому и прыгал из одного лагеря в другой, если это ему сулило личную выгоду. То он оказывал услугу Королеве-Регентше Анне Австрийской и её любовнику Кардиналу Мазарини, то фрондёрам, ибо пользовался большой популярностью у парижского сброда. И таким образом манипулировал толпой смердов, направляя её туда, куда было выгодно ему, НО НЕ ЗАБЫВАЛ И ОБ ЕЁ, толпы сброда, ИНТЕРЕСАХ, которые сводились к смиренному и немногому: Пограбить, поизнасиловать, помучить, поубивать! Любой народ весьма сдержан и скромен в своих «естественных» требованиях, как видим…

Франсуа де Ларошфуко НЕ ПРЫГАЛ, а оставался верен той партии и тому лагерю, который выбрал, Фронде принца Кондэ, брата герцогини Анны Женевьевы де Бурбон де Лонгвиль.
Герцогиня была женщиной замужней за герцогом де Лонгвилем и любившей разнообразие. В числе её любовников был не только Ларошфуко, но и герцог де Бофор, виконт де Тюрренн и ещё…
Да, вот, притязания кардинала де Ретца она отвергла! За что Кардинал, обидевшись,  как-то отозвался нелестно о ней. Отзыв этот дошёл до Ларошфуко и с тех пор они стали непримиримыми врагами.
Но вернёмся  к Кардиналу.
Как и дворник Спиридон, через триста лет после него, он был авантюристом и шкурником, но, в отличие от дворника, ещё и умелым интриганом, ловким демагогом и политиканом. Державшим нос по ветру. Образованным человеком был, знал, кроме французского, итальянский, латынь, греческий, древнееврейский… Но всё же не удержался он и был арестован а затем сослан в Рим, где и жил долго при дворе Папы. Затем снова получил дозволение вернуться во Францию.
Это ещё одно далёкое, но сходство с судьбой Спиридона.

Написал «Мемуары», которые были впервые опубликованы лишь через много лет после его смерти.    (Не Спиридон, конечно, а Кардинал де Ретц,) Книжица в 831 страницу.
Но я уже испытанный чтец. Одолел три тома «Опытов» Мишеля Монтеня, честно прочитав все 1800 страниц его труда, так что де Ретцем меня не напугаешь. О Монтене, об этих 1800 страницах, можно сказать одной фразой:
«Необыкновенно скучно о необыкновенно интересном».
Монтень, вполне очевидно, талантом писателя не обладал.
А «Мемуары» де Ретца я пока не осилил. Прочитал, эдак, 292 страницы и остановился. Скучно и ни одной интересной мысли. Мышинная возня и грызня. Зато прекрасный учебник интриги!
Уильям Теккерей написал «Школа злословия», так «Мемуары» можно справедливо назвать «Школой интриги». Лабиринт интриг. Скучно, нудно, мелко.
Но для жаждущих сделать карьеру, хорошее руководство.
За работу, товарищи!
26 XI 2018

Janitor Spiridon and Cardinal de Retz. Дворник Спиридон и Кардинал де Ретц.: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s